Гущин Виктор Викторович
28 августа 2017
1502

В.ГУЩИН: ОБРАЩЕНИЕ К ПУТИНУ И ГРАЖДАНАМ РОССИИ.

Господин президент! Дорогие соотечественники!

Обстоятельства вынуждают меня донести до Вас информацию, способную, как я полагаю, повлиять на принятие важнейшего решения, стоящего сейчас перед всеми нами. Я имею в виду Программу действий, с которой В. Путину, как главе государства, предстоит выйти на уже объявленные президентские выборы 2018 года. А нашим соотечественникам проголосовать за него. Я настоятельно рекомендую всем это сделать. Но только с учетом пожелания, если угодно, исполнения ключевого пункта общественного договора между президентом и российскими гражданами: а именно, начать наконец-то реальное движение в том направлении, на которое В. Путин сам же и указал. «От нынешнего Самодержавия, к прямому Народному Самоуправлению".  

Сначала пара слов, адресованных непосредственно В. Путину. Владимир Владимирович, не будучи формально знакомыми, наши судьбы, - моей, как профессионального политического эксперта в должностном ранге Государственный Советник РФ, и Вашей, как президента страны, - оказались накрепко связаны, благодаря   нашим личным и служебным контактам с двумя выдающимися людьми нашей страны и государства, крепко дружившими между собой. Это были не так давно ушедшие из жизни Евгений Максимович Примаков, Председатель Торгово-промышленной Палаты, и Аркадий Иванович Вольский, Президент Российского Союза промышленников и предпринимателей.

Я действую сейчас, по сути дела, следуя их рекомендациям, главная из которых   сводилась к следующему: в критический момент, если возникнет такая необходимость, довести до сведения общественности смысл и предназначение разработанного ими политического Проекта «Президент Путин», к реализации которого   они привлекли и меня. Об этом я уже рассказывал в одной из своих публикаций, которая затем вошла в книгу «Умение предвидеть. Как этому научиться». Цитата, надо признать, великовата, но очень важная. Итак, читайте.

«За приходом Владимира Путина во власть и его последующей деятельностью на протяжении нескольких лет стояли два человека, одного из которых уже нет среди нас. Это Аркадий Вольский. (На эту тему мне доводилось с ним не раз беседовать, естественно, конфиденциально, – В.Г.). Другой здравствует поныне – Евгений Примаков. (Сегодня, к огромному сожалению, его тоже нет,..В.Г.). Только у них было достаточно знаний и опыта, чтобы разработать сценарий «путинского спецпроекта» с привлечением в качестве главного действующего лица человека, на первый взгляд совершенно непригодного для президентской роли.

 

Высказываясь на эту тему я обычно говорю буквально следующее: «Наблюдая за действиями В. Путина, его выступлениями, поступками, прихожу к выводу: человек, которого мы видим перед собой под именем Владимир Путин, это – персонифицированное воплощение специального политического проекта, преследующего цель возвращения России статуса Великой Державы. Такая идея, а главное, методы её воплощения в голову отставным разведчикам не приходят. Они не придумывают, они – воплощают. В. Путин доказал, что он обладает замечательным качеством – верностью принятому на себя служебному долгу, который сродни данной государству клятвы верности. У таких людей, как В. Путин, даже на лицах это запечатлено, как у Штирлица. Где бы он ни оказывался, – на прогулке в весеннем пригородном лесу или наедине с Борманом или Мюллером, – в глазах холодная сталь, уверенность в своей правоте, непоколебимая воля вынести все испытания, но обязательно добиться поставленной цели.

 

В. Путина, воспитанного в недрах КГБ, работа по приказу захватывает ещё сильнее, чем по призванию. На ней он не собственному таланту служит, а государственной идее, что, для таких людей как В. Путин, гораздо почётнее и важнее. Не найдись в России такой человек на рубеже 2000 года, на должность совершенно провальную, ещё не известно, в какой бы стране мы жили. И кому бы пеняли за передряги, выпавшие на нашу долю». (Должен честно признаться, эту характеристику Путина я не сам придумал, она была навеяна обменом мнениями о Путине с Аркадием Вольским, у которого я одновременно числился и в друзьях, и в  советниках,..В.Г.)

 

Не требуйте документальных доказательств существования такого «Проекта», он основан на сугубо логических заключениях. Знаю, на практике, по-настоящему серьезные политические решения в документы не закладываются. Факты и разного рода обстоятельства для истории, конечно, фиксируются, это верно, но концептуальные основы политических действий, иными словами, ход мысли, суть идеи, приведший к принятию решений, доверяют, как правило, только устным доверительным договоренностям. Даже между собой, особенно, если вас только двое.

 

Только у Вольского и Примакова было достаточно авторитета, чтобы убедить Б. Ельцина добровольно оставить Кремль и по сути дела назначить собственным преемником В. Путина, выходца из хорошо известных обоим спецслужб. Вольский был в свое время советником Андропова, Примаков сам руководил военной разведкой. У обоих за плечами огромный политический и управленческий опыт, десятилетия верной дружбы. (Кстати, еще одна ремарка: Путин возглавил правительство всего через три месяца после того, как от этой должности, причем вынужденно, был отстранен именно Примаков, - трехмесячную паузу заполнили Степашиным. Вовсе не исключено, даже весьма вероятно, что Ельцин с Примаковым заранее договорились о такой ротации. «Сажать» В. Путина в премьерское кресло после Примакова «напрямую» было бы опрометчиво, торопиться не было смысла. Эту акцию нужно было соответствующим образом подготовить с учетом предстоящих президентских выборов. Ведь, надо полагать, уже тогда В. Путин планировался не в премьеры, а именно в президенты, – В.Г.).

 

В одиночку одолеть проект, о котором идет речь, было невозможно, втроем – бессмысленно и браться. То, что знают трое, чаще всего становится известно всем. Вот и остаются из всего российского политического истеблишмента только двое. Характер их мышления и принципы действий мне были хорошо знакомы. Что и помогло «опознать» их участие в развитии событий. Людям, занимающимся политическим прогнозированием, в психологических особенностях действующих лиц приходится разбираться.

 

Сегодня, на мой взгляд, все политические проблемы В. Путина, а вместе с ним и России, сводятся к тому, что заложенное гипотетическим спецпроектом функциональное предназначение, – персональное и общеполитическое, – исчерпано. Россию, как геополитическое и эко-социальное целое удалось сохранить. Вынужден повторить, все наши президенты вообще были, есть и, не исключено, что еще несколько смен будут оставаться людьми очень узкой политической специализации: их предназначение не собственную стратегию вырабатывать, а ошибки предшественников исправлять.

 

В. Путин в восприятии А. Вольского и Е. Примакова был «заряжен» исключительно на достижение этих целей. Переход к новому этапу не был подготовлен, ни в кадровом отношении, ни в идейном, ни в политическом.» Добавлю к процитированном тексту фразу, которая в книгу не вошла, но к содержанию сказанного имеет прямое отношение. На одной из наших встреч, она прозвучала так: «Теперь настала пора подумать над выработкой принципиально нового курса. Тебе, Виктор, в прежнем научном ракурсе».

 

По прошествии лет, после присоединения Крыма, сыгравшего в политической судьбе В. Путина, особую роль, я могу гораздо   точнее сформулировать, точнее расшифровать, что в понимании Примакова и Вольского имелось в виду под «необходимостью выработки принципиально нового курса». Мне было по сути дела предложено соотнести намерения и действия В. Путина, с одной стороны, с объективным запросом времени, а с другой, наличием   реальных предпосылок для реализации принимаемых им решений, непосредственно идущих на пользу радикальному реформированию управленческой системы государства на принципах народного самоуправления. В методическом отношении это означало постановку деятельности главы государства в   центр авторского аналитического внимания, как независимого политического эксперта. В этом, мол, был крайне заинтересован сам президент.  Примаков и Вольский всякий раз мне это подтверждали после личных контактов с В. Путиным.

Помимо этого, мой исследовательский мониторинг, по мнению старших коллег, наверняка должен будет стать важным   компонентом решения поставленной передо мной   ещё в 1980-ом году важнейшей государственной задачи, о чем они прекрасно знали. А именно: «попытаться разработать практическую методику научного прогнозирования политических процессов, с целью её дальнейшего использования в деятельности партии и государства». Так она была сформулирована в решении Секретариата ЦК КПСС о направлении меня в целевую аспирантуру Академии Общественных Наук при ЦК КПСС.

К моменту прихода В. Путина в Кремль, я уже мог предъявить в качестве убедительного доказательства несколько конкретных примеров успешного решения поставленной передо мной задачи. В свет уже вышли две первые книги моих прогностических очерков «Пророков нет…» (1994 г.)  и «Глас вопиющего… (1999 г.), содержавших целый ряд политических исследований не только с глубоким аргументированным анализом происходящих событий, нацеленном на преодоление выпавших на долю России той поры   нелегких испытаний, но и предопределявших грядущие перспективы не только отечественного, но и мирового развития.

Назову лишь два важнейших, одно из которых указывало на угрозу распада страны в Августе 1991 года. И её, эту угрозу, - на что я очень рассчитывал, - вполне можно было предотвратить. Я   более чем за полгода до Августовского Путча назвал даже имя будущего главаря ГКЧП Г. Янаева.  Одним словом, бери и «сажай». В итоге после провала Путча   Янаева «взяли и посадили», но очень скоро выпустили, не найдя повода для предъявления серьезного обвинения в совершении политического преступления, за которое нам всем пришлось так дорого заплатить…  

Другой прогностический материал   предвещал нынешний   цивилизационный кризис, связанный с возрождением антироссийской политики глобального доминирования Соединённых Штатов. Такое развитие событий тоже   можно было предотвратить четверть века назад, вместо того, чтобы четвертовать страну. От чего, собственно, я настоятельно и предостерегал в дуплете статей «Быть России имперской», «И всё-таки имперской России быть!», увидевших свет накануне трагических Октябрьских событий   1993-го года в «Независимой газете».

Сразу после избрания В. Путина президентом мало кто верил, что он стал главой государства всерьёз и надолго. «Кто Вы, м-р Путин?» так общественное мнение, помнится, как российское так, и зарубежное, встретило его появление на политическом Олимпе. И только для меня как исследователя, путинское президентство обернулось неслыханной удачей. В. Путин пришел во власть как политический Айвенго, без богатого наследства и ответственных обязательств, с единственным предназначением – исправлять ошибки, допущенные предшественниками Горбачевым и Ельциным.

Но для меня эти обстоятельства обернулись неслыханной удачей: старшие коллеги, - Примаков и Вольский, - предложили мне с учетом накопленного прогностического опыта научно смоделировать   весь срок его пребывания в Кремле с упором на две позиции. Первая: с чего предстоит начать? Вторая: чем придётся завершать?

Уже в 1999-ом году, - это хочу подчеркнуть особо, -  на постановленный вопрос, правда, без указания конкретных дат пребывания Путина в Кремле, -  я ответил так. Первым, совершенно неотложным шагом В. Путина мне представляется подогретая распадом СССР необходимость сохранения целостности России, напрямую связанная с неизбежной ликвидацией прямых губернаторских выборов.  Впрямую заявил об этом в статье «Губернаторские выборы погубят Россию. Мы будем жить в удельных княжествах», опубликованной в «Независимой газете», 28 мая 1999-го года, опередив соответствующий Указ президента почти на пять лет…

О том, что на втором президентском сроке В. Путину   предстоит сосредоточить все силы на исправлении ошибок, допущенных предшественниками, - М. Горбачевым и Б. Ельциным, - и обеспечении внутриполитической стабильности, всем и без моих прогностических умозаключений было абсолютно ясно… Развитию этой темы были посвящены практически все очерки, включенные затем в прогностический сборник «Глас вопиющего…», увидевший «свет» в том же 1999-ом году…Важнейшим среди них тогда был и до сих пор остается политический памфлет  «Геннадий Бурбулис ведет свою игру. На кон поставлена судьба страны и президента»


На третьем, завершающем этапе пребывания в роли главы государства, В. Путину, как я тогда считал и до сих пор считаю, придется   сосредоточить внимание на решении важнейшей стратегической задачи по созданию условий перевода системы государственного управления от принципов представительной демократии, совершенно исчерпавшей свой функциональный ресурс, к прямому народному самоуправлению.  Именно об этом и шла речь в прогностическом комментарии «Отчизна-мать в предвкушении нового мученика. Досужие размышления В. Гущина о политической судьбе В. Путина», опубликованном под рубрикой «Карт-бланш» всё в той же «НГ», в ноябре 1999 года, за три месяца до президентских выборов, приведших Путина в Кремль…

Чуть позже, в 2005 году, после выхода в свет моей очередной прогностической книги «Я знаю «Who is Putin» & что есть Россия» именно под этим углом зрения по инициативе А. Вольского накануне   одной из его регулярных личных встреч с президентом я подготовил на имя В. Путина Аналитическую Записку на тему «Проблемы формирования новой управленческой модели в России» (Стратегические аспекты). Вольский меня заверил, что В. Путин отнесся к моей работе с неподдельным интересом.  Предлагаю для ознакомления её несколько сокращенный текст.

Не особенно углубляясь в сравнительный анализ   написанного и реально осуществившегося, как это сделано в книге, могу лишь констатировать, по первым двум аспектам выданные рекомендации один к одному   совпадают   с конкретными действиями и решениями В. Путина. О третьем ничего сказать не могу. Во всяком случае пока.  Осуществление так называемой «конфронтационной модели управления» и в 2005-ом году   просчитывалось на будущее, до которого и сегодня российское общество ещё не успело дозреть. Всё ещё впереди.

«I.АСПЕКТ ПЕРВЫЙ. Отсутствие органической связи принимаемых управленческих решений с объективным содержанием социально-экономических и общественно-политических процессов.

 

Любое управленческое решение, независимо от уровня, на котором оно принимается, является решением прогностическим. Это предполагает, что люди, принимающие или не принимающие решение, должны давать себе отчёт о его неизбежных последствиях. В нынешней управленческой практике контроль за уровнем профессионализма и эффективности принимаемых или не принимаемых решений, к сожалению, отсутствует. Несоответствие управленческих мотивационных «посылов» результатам их практической реализации свидетельствуют о полной рассогласованности процесса принимаемых решений с объективным содержанием социально-экономического и общественно-политического развития России.

 

Ежегодные отчёты об исполнении бюджета этого катастрофического управленческого изъяна не компенсируют. Итоги бюджета выводят на подведение финансового баланса, а не на анализ эффективности управленческих решений. Без запуска механизмов обязательного контроля за результативностью и обоснованностью самих решений, эффективную управленческую модель, в которой сегодня так нуждается Россия, не создать.

 

II. АСПЕКТ ВТОРОЙ. Неадекватный подход к управленческим возможностям демократии.

 

Основной дефект функционирующей в России управленческой системы состоит в том, что она ориентирована на принципиально отслужившую свой срок демократическую модель. Суть демократии состоит в обеспечении альтернативного выбора решений, прежде всего на магистральных направлениях социально-экономического и общественно-политического развития. Возникшие на демократической основе управленческие модели, в силу своего посреднического характера, являются крайне громоздкими, затратными, бюрократическо-коррупционными. Они рассчитаны на обеспечение процедур принятия решений, но не на их эффективное исполнение. В конечном итоге посредник, начинает работать только на себя. Не важно о чём идёт речь. О политике или о бизнесе. Сокрушительная победа рыночных, товарно-денежных отношений, по сути дела поставила демократическую управленческую модель, на грань упразднения.

 

Демократические управленческие модели исчерпали свой созидательный потенциал, функциональное предназначение и управленческий ресурс. От них необходимо отказываться: если идея исчерпала себя по сути, – в управленческом смысле магистральное направление развития избранно, - то отпала необходимость и в её, – этой идеи, - функциональном обеспечении. Многие негативные проблемы реформирования России объясняются именно тем, что идеология его осуществления основана на использовании именно демократических механизмов управления.

 

III. АСПЕКТ ТРЕТИЙ. Новая управленческая модель в России должна быть построена не на демократическом обеспечении интересов, а на диалектическом балансе взаимных страхов.

 

В конечном итоге любые управленческие модели решают вопросы обеспечения интересов сторон, задействованных в социально-экономических и общественно политических процессах. Решающее преимущество получает при этом та из сторон, которая овладевает инструментом осуществления власти. Важнейший функциональный инструмент власти – манипуляция фактором страха, который, как говорили древние, рождает богов и питает власть. В одних случаях, - при деспотических, диктаторских, авторитарных режимах, - страх народа перед властью, в других, - при демократических формах правления, - власти перед народом (выберут – не выберут). В обоих случаях уровень страха зависит от потенциальных возможностей его поддержания.

 

В постдемократическую эру, наступившую с окончательным утверждением рыночных товарно-денежных отношений, страх уже нельзя обеспечивать в одностороннем порядке, как это происходило при авторитарных формах правления в пользу суверена, а при демократических – в интересах граждан. Объективно сложилась ситуация, когда стабильность в обществе может быть обеспечена не в результате односторонней реализации потенциала страха, а за счёт обеспечения его диалектического баланса.

 

Власть и народ по определению являются конфликтными сторонами любой формы правления. В связи с чем, политический процесс протекает в двух ипостасях - борьбы за власть и борьбы с властью. Предшествующий исторический опыт содействовал прежде всего совершенствованию механизмов борьбы за власть. Формы борьбы с властью реализовывались за счёт бунтов, восстаний, революций. С этим можно было мириться до тех пор, пока вспышки социального протеста оставались эпизодическими и ограниченными по своим масштабам.

 

В эпоху нарастающей глобализации социально-экономических и общественно-политических процессов, социальный протест не может оставаться неуправляемым. Он должен быть интегрирован в управленческие механизмы, чтобы на любые проявления протеста можно было чутко реагировать, а при необходимости и управлять ими. Процессы формирования в России Гражданского общества, включая создание Общественной Палаты, должны служить достижению именно этой цели».   

В вышедшей недавно в свет книге «Умение предвидеть. Как этому научится», ставшей заключительной в моем прогностическом цикле в главе «Я взял за правило   предугадывать намерения Путина» подробно рассказано об этом и некоторых других эпизодах моей   авторской прогностической работы, нацеленной на углубленный научный анализ политической деятельности российского президента. И в своих гипотетических выводах, предположениях и рекомендациях я ни разу не ошибся, а главное, - душой не покривил…Глава завершается сюжетом, который в контексте нынешнего Обращения имеет смысл воспроизвести.

Вот он. «Исходя из ситуации, сложившейся ныне непосредственно в России, В. Путин, если решит уйти, то по сути дела покинет свой президентский пост добровольно, в качестве национального лидера страны как председателя Общероссийского Народного Фронта, созданного им же в 2012 году именно для этой цели.  Решит остаться, значит, подневольно, а в итоге, по факту, опять же, собственноручно, придется поставить жирный крест на собственной политической биографии…

 

Вернуть шанс одержать победу над нынешними своими недоброжелателями и противниками, - будь они внешними или внутренними, - у В. Путина может появиться только в том случае, если он найдет в себе мудрость и мужество преодолеть силу политической инерции, если он действительно рискнет принять решение, - с точки зрения науки его стратегическая целесообразность совершенно очевидна, - могущее ознаменовать переход от окончательно исчерпавшей свой функциональный ресурс нынешней представительной  демократии к «самоуправлению», как новому цивилизационному этапу своего существования.

 

Для этого ему достаточно лишь издать Указ, - Конституция РФ предоставляет президенту такие полномочия, - совмещающий решение о собственном уходе с проведением всенародного референдума о переходе к новой системе управления, основанной на принципах народного самоуправления. Действуя именно таким способом В. Путин может не только навсегда и во всем опередить своих нынешних противников и соперников, но и абсолютно всем указать выход из нынешнего глобального цивилизационного кризиса. К этому мир рано или поздно всё равно придет, но с гораздо большими издержками».

   

Реальные перспективы реализации этого прогноза   предопределены вовсе не моими провидческими умениями или способностями, а лишь тем, что мне удалось разглядеть, как президент В. Путин, начиная с момента собственного избрания упорно и целенаправленно двигался к достижению намеченной цели. В этом меня окончательно убедила ключевая, прозвучавшая в ежегодном Послании президента Федеральному Собранию РФ от 11 декабря 2016 года, фраза: «У нас в России ничего не получится, если не сумеем привлечь граждан к принятию государственных решений методом прямой демократии».

В материале «Какой быть завтрашней России», опубликованном на интернет-портале Viperson.ru накануне недавней «Прямой линии» общения В. Путина с российскими гражданами я привел полный перечень наиболее важных шагов, решений и действий, предпринятых президентом в этом направлении. Их набралось около 15-ти, включая   высочайшую оценку исторического опыта российского Земства и проведенных на его основе Столыпинских реформ, примеру которых В. Путин и сейчас призывает последовать…   


Нынешнее моё Обращение на самом-то деле на многое не претендует. Это не более, чем моё персональное научно-политическое завещание, реализацию которого я по собственной доброй воле связываю с именем В. Путина. Я обещал именно так поступить нашим общим с                             В. Путиным друзьям и политическим соратникам перед их уходом -   Евгению Примакову и Аркадию Вольскому, если до конца собственных дней мне не удастся   встретиться с президентом. Какое-то время назад я добивался такой встречи. Однако, сегодня такая необходимость отпала.  Настало время всё, что намеревался лично изложить президенту, сказать всей стране. 

Моя собственная работа убедила меня, что избранный президентом политический курс, если верить на слово, - а у меня, что называется, «все ходы записаны», -  стратегически верен и объективными предпосылками исторически предопределен.  Идея Народного Самоуправления, к реализации которой Вы, Владимир Владимирович, вот уже 17 лет исподволь, но настойчиво и точно, ведете дело, воплощает собой максимально возможный мобилизационный потенциал двух важнейших факторов развития: созидательных устремлений личности и морально-психологической консолидации общества.

Мне бы очень хотелось, чтобы это случилось уже сейчас не только по инициативе   нынешнего президента, но и непосредственном участии самих российских граждан. Россия всё равно придет к новой системе управления жизнью страны, - это помимо научного предвидения   предопределено ключевой   Статьей 3 Конституции РФ, -  но при участии В. Путина это могло бы случиться на 30, а то и на 50 лет раньше. Так что нам самим выбирать, когда «народное самоуправление» состоится: сейчас при содействии В. Путина или через полстолетия по мере созревания объективных предпосылок реализации. Вот если бы России удалось в своем развитии «сэкономить» по сравнению с другими так называемыми цивилизованными странами именно такой срок, было бы в самый раз…

Россия сегодня нуждается не в смене Президентов, что за последние четверть века уже трижды было, - Горбачева   меняли на Ельцина, Ельцина на Путина, Путина на Медведева, затем того же Медведева опять на Путина, - не в модернизации или модификации  представительной   власти, пришедшей   в  полную  негодность и уже давно  не способной решать современные задачи,  не  в  создании новых  политических  партий, существование которых  исчерпало свою  функциональную целесообразность, а в системном цивилизационном управленческом прорыве, в качественном скачке из одного состояния в другое. Из прошлого, в Будущее.  

 

Если хотите, из нынешнего авторитарного Самодержавия в завтрашнее прямое Народное Самоуправление, преодолев наконец-то   посредническую и спекулятивную представительную демократию. Наука такой гипотетической возможности не исключает, точно также, как не допускает другого: догнать, а тем более перегнать развитые страны, следуя за ними след в след, по уже пройденному ими пути. Стратегические   победы не игра в «догонялки» или «перегонки». Это движение в нужном направлении по ещё нехоженым тропам. Нам ли этого не знать?!

 


 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован