Эксклюзив
24 февраля 2011
14593

Светлана Липина: Камень преткновения или как развязать Северо-Кавказский `гордиев узел`

Main image002
"Коррупция на Кавказе угрожает безопасности страны и является фактом пособничества сепаратистам и убийцам"
Дмитрий Медведев

Варианты решения межнациональных проблем на Северном Кавказе.

На сегодняшний день все ищут рецепт обустройства Северного Кавказа, который бы позволил сделать жизнь в регионе спокойной и счастливой. А пока мы каждый день слышим из уст средств массовой информации, что в округе неспокойно, происходят взрывы, столько-то убито, ранено, такое-то количество боевиков уничтожено, взято в плен, но почти никогда не говорят насколько пострадало местное население, кто будет восстанавливать их разрушенное жилище, где они найдут приют, кто даст им работу и средства для жизни. Идет война. Можно было бы ее назвать вялотекущей, если бы не такое количество трупов.

Регион по-прежнему порождает больше вопросов, нежели ответов.
И получается, что одна из главных задач, ради которой создавался на юге России Северо-Кавказский федеральный округ, так и не решена.

По информации заместителя генерального прокурора России Ивана Сыдорука, в 2010 году число преступлений экстремистской направленности на Северном Кавказе превысило три с половиной сотни, увеличившись в четыре раза по сравнению с 2009 годом. А исполняющий обязанности Председателя Следственного комитета Российской Федерации Александр Бастрыкин, комментируя свой недавний визит на Северный Кавказ, прямо заявил: "Там идет война. Я приехал с войны".

Но если россияне в других регионах получают лишь новостные сводки с зоны этих боевых действий, то для жителей Северного Кавказа, а также сотрудников правоохранительных органов - это боль, страх, угроза, кровь, потери близких и родных. России во все века нужна была сильная и справедливая власть. Есть ли сегодня политическая воля переломить ситуацию к лучшему? Царящая в регионе хроническая нестабильность, вызванная беззаконием, тотальной безнаказанностью и коррупцией, похищениями и убийствами невиновных людей, скрывает от нас другие, более страшные для России процессы - межнациональные противостояния. Эксперты и ученые бьют тревогу, описывая ситуацию: "Ужасающая коррупция.. расчленение кавказских обществ по этническим, конфессиональным признакам, а также по самому главному признаку - кто допущен к федеральной кормушке,... территории лишены стимулов развития;... идет вражда между кланами и семьями"

В таких условиях, конечно, не может решаться и другая задача - подъем экономики региона и решение социальных проблем. Ведь Северный Кавказ по-прежнему далёк от среднероссийской нормы по большинству социальных показателей. Огромные федеральные трансферты, направляемые в республики, с одной стороны как бы играют позитивную функцию, так как позволяют поддерживать у людей какие-то минимальные жизненные стандарты.

(За 10 лет федеральный бюджет вложил в развитие Северного Кавказа 800 млрд рублей, причём если в 2000 году речь шла о 15 млрд. рублей, то сейчас в виде дотаций и иных межбюджетных трансфертов в региональные бюджеты поступает порядка 180 млрд рублей, рост - в 12 раз А обозримой перспективе для оживления экономики на Северном Кавказ по словам Премьера В.В. Путина, на федеральные целевые программы для республик Северного Кавказа уже в следующем году будет выделено 43 млрд рублей из государственного бюджета. При этом 80 млрд уже вложено в экономику северокавказских республик)

А с другой стороны, эти безумные, легкие деньги не поддерживают, и не будут поддерживать экономическое развитие региона, не решат насущные проблемы большинства людей - обеспечение мало-мальски стабильным доходом - заработной платой. Выдуманные в большинстве своем обещания экономического развития с проектами по развитию туристического комплекса во многом представляются нереальными, бессмысленными и преждевременными. (Более подробно о перспективах развития туристско-рекреационного комплекса на Северном Кавказе автор писала: http://slipina.viperson.ru/wind.php?ID=635445&soch=1.)

Анализ развития региона, выявление его специфики уже давно подтвердило те непреложные истины, которые необходимы для решения задачи перспективных экономических преобразований и улучшения федерально-региональных отношений.
Федеральная власть должна присутствовать на месте и сделать первоочередной задачей экономическое благополучие всего населения, и ставку необходимо делать на внутренние резервы республик, только они влияют на производственную активность и обеспечат повышение доходов жителей.

Стратегические приоритеты развития республик и всего региона, в целом, зависят от решения проблем стабильности и безопасности на Северном Кавказе и накрепко связаны с повышением эффективности функций государственной власти и укреплением взаимодействия центра и субъектов региона. Конфликты между федеральной и региональной администрацией, рост региональных проблем вызывают необходимость внедрения новой региональной политики.

"На Северном Кавказе зачастую кровь льется порой не по вине террористов, а по причине дележа пирога между кланами, из-за межклановых усобиц, которые часто пытаются списать на террористов" Сергей Кривошеев (http://skfonews.ru/comments/9)
Исход русского населения с этой территории - острейший фактор, который приобрел для Северного Кавказа нынешнее состояние межнациональных отношений и который можно охарактеризовать как явление сложное и неоднозначное.

Во-первых, уход русскоязычного населения способствовал формированию местных этнических элит, "а кавказские элиты обладают способностью быстро сплачиваться, что проявляется на выборах (1)", в процессах межэтнического противостояния, формировании клановости общества и особой этнической компонентой, при которой происходит утрата комплексного и полного административного контроля. И тогда происходит то, что мы имеем сейчас. В проблемных сегодня регионах преобладают интересы узкой группировки людей, которая не учитывает не интересы республики, государства и даже народа, который она представляет. Огромные потоки федеральных средств уже сказочно обогатили находящиеся у власти кланы, рейдерские захваты федеральных производственных мощностей и природных ресурсов не дают людям работу, а становятся средствами упрочения власти и выкачиванием трансфертов и кредитов не на модернизацию, а на упрочение их власти и пополнение собственных карманов. И последние события в Кабардино-Балкарии - всему этому подтверждение. Это не просто громкое преступление, это удар по тем, кто разрабатывал и принимал Стратегию развития Кавказа, в том числе и доказывал важность туристического направления. Это удар и по аффилированному с властью бизнесу, который скупает горнолыжные курорты.

"Получается ситуация, при которой представители одного клана имеют доступ к средствам производства и к обслуживающим их политическим активам, а все оставшиеся граждане оказываются их лишены - они не могут найти хорошую работу или работу вообще, не могут подняться по карьерной лестнице, не могут получить образование, не могут принять реальное участие в политической или общественной жизни, не могут получить компенсации, в их селах не развивается инфраструктура, не строят дома, в судах они не могут добиться правды, правоохранительные органы их "прессуют" и т.д". Почему мы теряем Кавказ? 2010-07-12 Андрей Епифанцев http://www.apn.ru/publications/article22987.htm

Во многом судьба запланированных для экономического развития Северного Кавказа проектов и программ, рассчитанных на возврат, являются пока нереальными, так как притеснение русских по национальному признаку, неравный доступ к экономическим ресурсам, к административному управлению и т.д. является основной причиной того, что никакого возврата русских на Кавказ и никакого замедления их ухода оттуда быть не может. Вертикальная власть, стараясь укрепиться на Северном Кавказе, до сих пор игнорирует наличие русского вопроса и тщательно скрывает информацию об этом, в то время как немалочисленные случаи столкновений и притеснений русских на национальной почве практически всегда переводятся в статус бытовых и административных. Ослабление русской диаспоры на Северном Кавказе, её выталкивание из этого российского государственного пространства привело к процессу потери влияния федеральных властей в регионе и к совокупности тех факторов, что в значительной степени и привели ситуацию к тому экономически депрессивному состоянию, с которым сегодня призван бороться Александр Хлопонин.

Во-вторых, процесс дерусификации кавказского региона привел к тому, что намеченные модернизационные процессы тоже будут откладываться и усложнять их внедрение из-за оттока наиболее квалифицированных кадров, в том числе и кавказского населения, так специалисты в области высоких технологий, научные работники до сих пор выезжают не находя применения своему таланту и знаниям в силу полностью остановленных предприятий.

"Из республик Северного Кавказа происходит отток не только русского населения, но и самих кавказцев, что, создаёт непредсказуемую демографическую картину социальной напряжённости, т. к. этот миграционный поток является неуправляемым и никем неконтролируемым" (из доклада руководителя Южного координационного центра Международного "Евразийского движения" Александра Просёлкова).

При этом следует отметить, что миграционная политика является темой номер один и в Европе. Не так давно о провале политики мультикультурализма заявил премьер-министр Великобритании Дэвид Камерон, чуть ранее канцлер ФРГ Ангела Меркель признала тактику мультикультурализма провалившейся, но ещё задолго до них Самуэль Хантингтон констатировал, что мультикультурность - это беда и Америки тоже. В любом случае, само явление "мультикультурализма" возникло из-за миграционных потоков, на которые возлагались большие (в первую очередь экономические) надежды как в Америке, так и в Европе. Но если Соединенные Штаты являются по сути нацией иммигрантов, где вновь прибывшие могут стать американцами, если принимают язык и основную культуру нации и разделяют основные ценности, то для европейцев мультикультурность - вовсе не либеральное уважение к другим культурам, каким оно хочет выглядеть. Это был способ противостояния огромному морю иммигрантов, затопившему страну. Замкнуть иностранцев в их культуре, получив взамен покорность - способ уберечь европейскую культуру от внешнего влияния. И как результат, появилась не только чуждая ей масса, но и на фоне отношений между исламом и Западом - враждебная масса неассимилируемых мусульман. И удар пришелся оттуда, откуда его не ждали.

Сегодня мы видим, как арабский мир сотрясают революции. Эти революции полыхнули 2 месяца назад, а о том, когда их пламя погаснет, не ведает никто. Причем уже ясно, чтобы не предсказывали аналитики и политологи, арабские революции смели все предсказания и прогнозы. Поэтому предсказывать, что будет происходить на Северном Кавказе, пока не будут решаться главные задач - очень неблагодарное дело.

"Нам нужно всем задуматься и над тем, что происходит в Европе, и над тем, что происходит в Египте, иначе искры конфликта попадут и в Россию". президент фонда "Взаимодействие цивилизаций" Рахамим Эмануилов на пресс-конференции 17 февраля, передает корреспондент ИА REX

Пока в Европе нет такой напряжённости в межнациональных отношениях как в России. Но неустойчивость на Северном Кавказе вызывает большее беспокойство не только в нашей стране, но и у мирового сообщества. Во многом судьбу этого региона определяет проблема межнациональной напряженности, она выросла настолько, что сегодня речь идёт не просто о решении экономических и социальных проблем, а уже о сохранении мира в регионе и целостности государства.

Акцентируя экономический фактор, создающий перекос в подходах к региональной политике и выступающий, в этой связи, как главный дестабилизирующий фактор, мы должны сознавать, что сегодня возникла и срочная необходимость решения национальных проблем. Но судя по инертности и полномочиям Минрегиона, национальные проблемы в России подменяются так называемыми "региональными", где полностью игнорируется этнонациональный аспект региональной политики. Этой проблемой государственные учреждения не занимаются, поэтому этнонационализм, различные радикалистские, экстремистские, профашистские идеологии получают достаточно широкое распространение. И это сказывается не только на русских, проживающих на Северном Кавказе, но и на других народах, которым не обеспечена безопасность.

Процессу оздоровления социально-экономической сферы Северного Кавказа препятствует и то обстоятельство, что в регионе продолжается необъявленная война и новая стратегия развития СКФО "не принесёт никакого результата и не будет реализована, если в ней не будет учитываться исламский политический фактор и другие социальные вопросы", подтверждает исламовед И.Добаев. Все дело в том, что этническое противостояние на Северном Кавказе носит в основном скрытый характер, и только время от времени, проблемы межнациональных отношений выплескиваются наружу. Локальная напряженность проявляется в межэтнических отношениях в так называемых двунациональных республиках - Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, а также в многонациональном Дагестане. Поэтому при реализации политики федерального центра на Северном Кавказе основными задачами становятся установление и поддержание межнационального согласия, преодоление конфликтных и кризисных ситуаций, сепаратистских настроений, обеспечение безопасности граждан и целостности России, решение проблем межселенческих территорий.

"Если центральная власть не приложит должных усилий для изучения, постижения и изменения этносоциологической и этнополитической ситуации в самом сложном и неспокойном российском приграничье, то Северный Кавказ будет потерян окончательно", - утверждает известный российский политолог Михаил Мошкин (http://skfonews.ru/article/114)

Идеология - самое уязвимое место кавказской политики нашего государства
Этот факт констатирует и замгенпрокурора по ЮФО и СКФО: "Мы проигрываем информационную и особенно идеологическую работу на Северном Кавказе". Трагические события, произошедшие в последние дни в Кабардино-Балкарии, в первую очередь свидетельствуют о плачевном состоянии правоохранительных органов в регионе, о недостаточной оперативной работе служб быстрого реагирования - ОМОН и СОБР. Чтобы восстановить доверие общества к правоохранительным структурам, необходимо взаимное доверие и разных правоохранительных структур к народу.

В идеологической политике получился реальный разрыв во времени, когда с ликвидацией эпицентра нестабильности в Чечне всех успокоило то, что республики не поддержали националистический сепаратизм. Но за это время на Северном Кавказе изменилась идеология, мы упустили смену главного противника в этом регионе.

Радикальный исламизм успел укрепиться, интернационализироваться, идеологически и финансово окреп во всех республиках, и, пользуясь идеологическим вакуумом, неблагоприятной социально-экономической ситуацией, где высокая безработица среди молодежи зашкаливает все мыслимые и немыслимые пределы, выигрывает борьбу за влияние на кавказскую молодежь. На Северном Кавказе фактически идет война нового типа, которая изменилась и по тактике, и по задачам своих действий. Сегодня можно уверенно говорить о том, что террористическое подполье радикального исламистского толка, действующее на Северном Кавказе, тесно связано с международным исламистским террористическим интернационалом. Сегодня остро необходима качественно новая российская политика на Кавказе и здесь стоит вопрос, как противостоять радикальному исламизму проникшему ползучей революцией на Северный Кавказ и его террористическим организациям?

Международная реакция на этнополитические конфликты является важнейшим фактором их взаимосвязи и взаимовлияния не только потому, что создает международно-правовые прецеденты, но и потому, что демонстрирует технологию урегулирования, выявляющую мотивы, возможную степень вовлеченности и образ действий внешних сил. Этнополитические конфликты, по справедливому замечанию В.А. Тишкова стали одним из глобальных вызовов современности.

Чтобы устранить дестабилизирующие факторы, необходимо разобраться в ситуации на Кавказе и решить, как нам подойти к решению миграционных проблем в России: с принципов Европы: мультикультурализма и ассимиляции или евразийской модели гармонизации межэтнических отношений, что наиболее приемлемо для России в целом. Сценарий дальнейшего развития ситуации на Северном Кавказе в этом случае зависит от целого ряда факторов. Прежде всего, это способность федеральных и региональных властей выдвинуть и реализовать на практике внятную и притягательную для населения экономическую и политическую программы, способные стабилизировать обстановку в регионе и нейтрализовать действия идеологов исламского радикализма.

Путь решения проблемы заключается в осознании Кавказскими этносами своей миссии в составе большой России. Но в нашем обществе сейчас наблюдается острый кризис идей, которые могли бы быть предложены Северному Кавказу.

Если обратиться к западной парадигме урегулирования этнополитических конфликтов, то мы обнаружим систему принципов разрешения и управления конфликтами, скорректированную и измененную под влиянием современных конфликтологических исследований, концепции прав человека и политической практики западных (европейских и североамериканских) государств. Основными принципами этого подхода являются приоритетность переговорного пути при урегулировании по сравнению с силовым, признание в оппоненте полноправного партнера по процессу урегулирования, полное доверие к государственным органам и учреждениям как посредникам и арбитрам в урегулировании внутренних этнических конфликтов, общая направленность на снижение насилия в конфликтах, соблюдение прав человека, совместное решение проблем на базе консенсуса и взаимного выигрыша. Здесь предусматривается использование таких мер, как политика мультикультурализма и политической корректности по отношению к этническим меньшинствам, уступок этнического большинства меньшинствам в сфере своих политических, экономических и иных преимуществ, широкое вовлечение меньшинств в социально-престижные сферы деятельности, неформальное межэтническое разделение власти и представительство этнических групп в государственной системе.

Сегодня проблема этнической толерантности настолько актуальна и глобальна, что ЮНЕСКО работает над разъяснением философии мира между народами, уважения всех этносов и этнических групп. Особое внимание уделяется проблемам терпимости, плюрализма и культурного мира. Здесь яркими примерами урегулирования этнополитических конфликтов могут являться несколько государств. По степени регионализации массового сознания Канада занимает одно из первых мест в мире.

Швейцария также прошла трудный путь в единое союзное государство путем мирного разрешения конфликтов между кантонами и этническими общинами страны, выработанными в ходе урегулирования междоусобных войн. Этнополитический конфликт в Бельгии связан с появлением в этом государстве этнолингвистических, культурных и политических проблем между общинами фламандцев и валлонов.

Иногда складываются условия, когда государство оказывается не способными к эффективной борьбе с этнополитическими движениями. Одним из ярких примеров такого конфликта является североирландский конфликт, уходящий своими корнями вглубь столетий и разворачивающийся фактически между определенными кругами ольстерской элиты, некоторыми членами Ирландской республиканской армии (ИРА), ирландским республиканским движением "Шинн Фейн" и британским правительством. Современная Турция также стоит перед проблемой курдского сепаратизма, где Турция не идет на уступки в области национальных прав курдов, отрицая существование самой этой этнической общности, ведет вооруженную, дипломатическую, экономическую борьбу с курдскими сепаратистами. Многие годы длятся вооруженные столкновения между арабами и израильтянами. Нередко возникают национальные конфликты в других странах Азии и Африки. Национальные противоречия временами усиливаются в США, Бельгии, Канаде, Испании. Как мы помним, обострение национальных отношений произошло в 90-е годы прошлого столетия и в Югославии, которая распалась на множество новых государств, и там до сих пор идёт вооружённая борьба между народами различных национальностей. Напряжённость в межнациональных отношениях в России - одна из характерных черт кризисно катастрофического состояния общества.

Здесь, как мы видим, прямое силовое подавление оказывается безрезультатным в контексте перехода непримиримых участников к террористическим формам борьбы за свои интересы. Все это, как представляется, должно заставить правительство воспользоваться стратегией компромисса и уступок в завершении конфликта. Благодаря таким обстоятельствам политика урегулирования конфликта на Северном Кавказе, управление им может демонстрировать довольно высокий уровень результативности. Все усиливающееся социальное неравенство, достигающее почти катастрофической пропасти на Северном Кавказе можно противопоставить механизмам урегулирования этнических конфликтов и поддержания этнополитической стабильности в ряде других регионов России.

Следует согласиться с мнением Г. Матишова, который полагает, что: "Сегодня на Юге очевидна общая тенденция расползания партизанской войны из прежде локальных очагов в доселе относительно спокойные Кабардино-Балкарию, Карачаево-Черкесию, юго-восточную часть Ставропольского края, Ростовскую область, Краснодарский край, Астрахань... Именно с южного направления России грозит главная опасность. Сюда в первую очередь должны быть направлены все усилия власти" (2)

Северный Кавказ требует срочных мер по урегулированию внутренней ситуации в регионе. Прежде всего, необходимо действовать теми же инструментами, которыми работают против России и её единства, т.е. необходимо привлечение журналистов, ученых, общественных и научных деятелей в активную работу по борьбе с чуждой для страны идеологией. Основную роль, как в Северокавказском регионе, так и в России в целом играют средства массовой информации, которые порой выдают не только некомпетентные публикации, но и оскорбительные. Порой в погоне за новостью, не разобравшись в ситуации, делаются выводы, разжигающие национальную рознь, при этом журналисты не несут никакой ответственности. К этнической проблематике необходим особый подход и большая ответственность, а также профессионализм и компетентность авторов. Нельзя забывать, что высокий уровень безработицы и, соответственно, низкий жизненный уровень населения являются питательной средой для формирования кризисных межэтнических процессов, поэтому главным экономическим фактором для ликвидации конфликтов является срочное и необходимое условие - создание собственной экономики на базе АПК, ТЭК и модернизированной промышленности строительных материалов и трудоемкого машиностроения, с обязательным подключением малого и среднего бизнеса.

Поскольку одним из факторов дестабилизации обстановки на Северном Кавказе являются территориальные споры и претензии, необходимо внимательное рассмотрение на уровне руководства страны этих вопросов. Если земельный конфликт не будет рассмотрен и не будет принято правильное, устраивающее все стороны решение, вопрос о развитии туристического кластера так и останется без ответа.
Сегодня крайне важна идеологическая работа с молодежью. Необходимо объединение фондов, партийных и общественных организаций не для создания "статусов новых бюрократов" а для действенной работы с подрастающим поколением, а также с социально уязвимыми категориями граждан России.

________________________________________________________________________________
1. Какая Россия - такой и Кавказ. "Круглый стол" в редакции журнала "РФ сегодня". В. КАДОХОВ

2. Дмитрий Медведев провел в Махачкале выездное заседание Совета безопасности РФ. http://www.lentacom.ru/reviews/583.html

Viperson
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован