Новая книга Натальи Орловой «Ресурс: новое прочтение и геоэкономическое измерение экспортного потенциала» (анонс)

От редакции viperson.ru: Вышла в свет научная монография «Ресурс: новое прочтение и геоэкономическое измерение экспортного потенциала» [1] постоянного нашего автора Натальи Леонидовны Орловой (Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации).

 

От автора

На протяжении всей жизни над человеком довлеет удивительная сила, дающая ему не только понимание основ бытия, но и, более того, каждодневный источник энергии. Имя ему — ресурс.

 

Это настолько объемное понятие, что человек распространил его и на общественный уклад своей жизни. И здесь уже ресурс соизмеряется и просчитывается в гигантском множестве ситуаций, целей и устремлений человека, общественных структур, государств и цивилизаций. Но среди них я бы хотела выделить особую грань ресурса — геоэкономическую, дающую возможность выхода как отдельного человека, так и национальных структур и хозяйств в целом на позицию общего интереса, что открывает невиданные ранее горизонты и возможности вхождения в общемировой вектор развития.

 

К моим читателям!

Писать о ресурсе и легко и сложно. Причина здесь кроется вот в чем.

Во-первых, понятие “ресурс” , довольно распространенное, в некотором роде даже “заезженное” до той степени, что стало казаться общеизвестным, понятным, отодвинутым на второй план, иначе говоря устоявшимся без каких-либо вопросов. Но между тем такая, “известность” этой категории постепенно нивелирует ее, низводит до бледной абстракции и в конечном итоге губит. Так старинная монета, пройдя через тысячи рук, стирает свою номинальную стоимость, обесценивается.

Во-вторых, категория “ресурс” в “современном понимании” приспособлена в основном для сугубо меркантильных, прагматичных целей. Здесь зачастую на передний план выдвигается “…количественная мера возможности выполнения какой-либо деятельности; условия, позволяющие с помощью определенных преобразований получить желаемый результат…”  .

Данная формулировка не только сузила понятие ресурса, упаковав его в сугубо расчетно-вычислительную оболочку, но и предопределила возможность его тратить в безудержном темпе, не оглядываясь на последствия. Такой подход чреват многими неожиданностями: как бы “вдруг” обнаруживается исчерпаемость ресурса, при том что на его базе задумана и задействована масса проектов, нацеленных на один и тот же ресурс и “истончающих” его. Здесь кто во что горазд, и этому во многом способствуют разобщенность инициаторов проектов и отсутствие единого эффективного координирующего органа (института), который бы своевременно сигнализировал о состоянии ресурсного обеспечения задумок (проектов).

Особо ярко это сказывается на глобальных проектах, в основе которых лежат геоэкономические механизмы функционирования. Вот почему, прежде чем заявлять и принимать к осуществлению (реализации) такого рода проекты, необходим глобальный подход к исчислению необходимых ресурсов с анализом маршрутов их доставки и, что особенно важно, политических, экономических, экологических последствий для стран — экспортеров своих ресурсов.

Здесь может быть немного радости: где-то принят грандиозный проект с учетом участия той или иной страны в обеспечении ресурсами на его воплощение, и за мизерный срок возникает опасность лишиться их: они будут вычерпаны, истощены и выкачаны — перед страной начинает маячить угроза перехода в страну “изгоя”, “парию” и т. д., т. е. в “состояние Японии” без ее интеллектуально-промышленного анклава (отнимите у нее этот анклав, и вы получите то же самое) [2].

Исходя из вышеизложенного, в нашу задачу входит поиск такой формулировки, описывающей категорию “ресурс”, которая бы не только впитывала в себя количественные параметры в оценке ресурсов, но и по-новому раскрывала их качественную сторону в условиях объемно-пространственного (геоэкономического) восприятия современного мира.

Ресурс (resource) — 1) совокупность средств и их источников, предопределяющих реальную реализацию моделей стратегического развития; 2) потенциал, способный к задействованию при решении как среднесрочных, так и долговременных задач и доктрин выхода на новый уровень взаимодействия с внешним миром; 3) компонент, формирующий внутреннюю политику по преобразованию сложившегося уклада и продвижения к новым равновесным позициям в развитии национальных систем.

В-третьих, вся совокупность ресурсов, подпитывая мировой воспроизводственный процесс, расщепляется на несколько направлений. Среди них: природные, трудовые, финансовые, информационные, рекреационные и другие ресурсы. Мы рассмотрим их в подсветке методологических и организационно-функциональных аспектов геоэкономического вектора. Это даст возможность по-новому взглянуть на стратегию реализации геоэкономических проектов. Природа этих проектов — кластерно-сетевая. Проекты вбирают в себя мириады участников в качестве либо генпоставщиков, либо субпоставщиков своей продукции, имеющих, в свою очередь, гигантское число поставщиков ресурсов. Они свободно плавают в геоэкономическом пространстве мира, демонстрируя готовность участия в любых проектах, и позиционируют себя как участников мировых кооперационных геоэкономических бирж. Иными словами, здесь мы имеем тот масштабный “ресурсный слой”, где формируются своя конъюнктура, свои лидеры, свои тактика и стратегия продвижения ресурсов, своя жесткая борьба не только за право поставлять ресурсы в качестве субподрядчиков для глобальных геоэкономических проектов, но и не менее острая борьба за бережное расходование ресурсов, не допускающее их истощения. Мне представляется, что этот слой является наиважнейшей страницей геоэкономического атласа мира и ее соизмерение с воспроизводственной страницей (равно как с геофинансовой, транспортно-коммуникационной, таможенной и др.) выступает как составная часть геоэкономической стратегии игроков на мировой хозяйственной арене.

Но как поднять этот слой на уровень стратегического мышления, как освободить его от навязанной ему клички “придатка” мировых воспроизводственных циклов, как де-юре и де-факто поставить этот слой (страницу геоэкономического атласа мира) на один уровень с лидирующими страницами-локомотивами (геофинансовой, воспроизводственно-инновационной и др.)? Поиск ответов на эти вопросы — наша задача.

И, наконец, в-четвертых, высокий статус ресурсному слою может быть обеспечен, если его рассматривать через многогранную методологическую призму геоэкономики — геогенезис, а именно, увязать его с трансформацией современного хозяйственного мира, особо выделить институциональную составляющую ресурсного отображения в геоэкономическом пространстве, пояснить инновационную сферу применения новейших типов ресурсов. И только такая канва заставит по-новому осознать место ресурсов в современном мире, даст качественно новый поход к экспорту ресурсов на мировые рынки и их роли в мировых воспроизводственных цепях.

Попробуем убедить читателя в этом!

С уважением,                                                                        Наталья Орлова

Москва, 20 декабря 2015 г.

 

Введение. Экспортный ресурс в поле зрения экономической стратегии — геоэкономическое измерение

 

В том хаотическом порядке, в котором появляются различные проекты, как международные, так и национальные, время от времени возникает вопрос о ресурсах их реализации. И, что удивительно, он возникает тогда, когда исчезает из поля зрения (и поля реализации) масса проектов. Неизбежно возникает еще один вопрос: а с чем это связано? Конечно, досужие умы сразу ищут причину в политической целесообразности, в экологической преемственности, в экономической эффективности и т. д. Все это, конечно, так. И здесь не без определенных оснований.

Однако не всегда в качестве причины первым делом обнажается ресурсная “бледность” этих проектов. Просто здесь срабатывает утвердившийся в мировой практике механический подход к понятию ресурсов, а не объемно-пространственный (геоэкономический). Примером может служить широко представленные в отечественной и зарубежной литературе исследования в области “человеческого капитала” [3]  с его этическими, моральными, психологическими чертами и характером, которые во многом предопределяют невосприимчивость проектов по той или иной причине, но это только один штрих к появлению или исчезновению сонма проектов.

А взять другой аспект этой проблемы — изощренное членение мира на крупные, мелкие и мельчайшие организационно-функциональные ячейки. И попробуйте быстро и эффективно согласовать маршруты и связи в кластерной системе любого проекта. Здесь вы натолкнетесь на массу административных притязаний, страхов, местного регулирования, исторических претензий. И в этих условиях приходится обходить эти административные ячейки, выискивать другие маршруты для коммуникационных сетей, зачастую неэффективных ни с экономической, ни с экологической точек зрения. Все это безмерно удорожает проекты и в конечном счете создает почву для их снятия с повестки дня. Иными словами, здесь мы имеем дело с политико-административным фактором в ресурсном слое геоэкономического атласа мира. В тексте книги мы вернемся к этой проблеме и приведем целый ряд других факторов, обнажающих ущербность недооценки ресурсной составляющей в ее объемно-пространственном ключе — геогенезисе.

Появление геогенезиса как метода исследования обусловлено проходящим в мире глобализационным процессом, противоречия которого наиболее ярко проявились в начале XXI века. Его роль и значение в исследовании ресурсной среды — предание категории “ресурс” нового звучания, отвечающего современным вызовам. Для адекватного подхода к анализу быстро меняющейся ситуации и требуется такой объемно-пространственный взгляд, дающий комплексную оценку и способствующий точному прогнозированию.

Но здесь возникает дилемма: трансформация мира на инновационной основе и инновационность проектов идут своим чередом. Это, в свою очередь, диктует необходимость считаться с реалиями нашего мира и изыскивать такие глобальные стратегические решения, которые позволят максимально снивелировать негативные факторы ресурсного обеспечения проектов.

Теперь в укрупненном плане дадим общий контур нашей книги.

Оттеним общий замысел книги. Здесь центральная наша задача не только по-новому осмыслить роль и место ресурса в мировом хозяйственном обиходе, но и вычленить наиболее актуальные направления ресурсного обеспечения новых нарождающихся моделей мирового развития — геоэкономических. В этой связи, исходя из природы геоэкономики, ресурс предстает как многообразная многофакторная составляющая мирового развития. И здесь нам, безусловно, помощник — геогенезис, через призму которого идет осознание и вычленение оптимального объема ресурсов в их общей увязке с различными типами. Такой пространственно-философский взгляд на ресурсы во многом снимает проблему принятия стратегических решений в максимально сжатое время.

В подсветке общего замысла просматривается актуальность постановки ресурсной проблемы. Чем же объяснить такое острое внимание к ресурсам в наше время? Дело в том, что мир набирает обороты в сторону глубокой хозяйственной трансформации, на наших глазах с мировой арены сходят казалось бы устойчивые и отработанные хозяйственные модели: мир постигла глубокая перекомпоновка в политическом, идеологическом, экологическом, материально-техническом планах. Возникают новые очаги мирового развития (новые ареалы роста), формируется новый тип взаимоотношений этих ареалов друг с другом и мировой системой в целом. Это сопровождается ломкой устоявшихся понятий (категорий), границы между странами, геоэкономическими анклавами приобретают сугубо условный характер и т. д. Все это опосредуется новейшим пакетом глобальных проектов во всех сферах мирообщения. И здесь проблема ресурсов становится первостепенной.

В этих условиях, по большому счету, мир стоит на пороге выстраивания новой экспортной стратегии: для глобальных инновационных проектов востребованы ресурсы практически со всех уголков мира. На передний план выступает проблема коммуникаций и транспортных маршрутов от источников ресурсов к очагам мирового роста. Иными словами, мы имеем дело с геоэкономическим измерением мирового ресурсного поля. И здесь просматривается центральный мотив и стимул для участников мировых воспроизводственных циклов, тяготеющих к их ресурсному звену — они уже де-юре и де-факто становятся полноправными участниками ИВЯ (циклов) в борьбе за долю мирового дохода. Иначе говоря, впервые в мировой хозяйственной практике поднимается проблема так называемых “сырьевых стран”, выход их на авангардные позиции мирового развития.

В будущем такая постановка вопроса дает основание к пересмотру всей мировой хозяйственной системы, статуса ее участников, а отсюда, поднимается вопрос трансформации таких понятий, как “развивающиеся страны”, “развитые страны” и т. д. Таким образом, меняются критерии их оценки через соотношение ресурсной составляющей и технико-инновационной базы хозяйственной деятельности.

Каковы же мотивации к раскрытию такой проблемы? И здесь мы не должны упустить из поля зрения те глубокие структурные подвижки, которые наблюдаем в экономической стратегии России. Мне представляется, что в нашей хозяйственной практике вовремя “схвачен” новейший тренд в деле мирового ресурсного ландшафта, а именно многовекторность ресурсной стратегии, дополненный такими фундаментальными постановками, которые выводят ресурсную компоненту на высочайший уровень значимости. Так наиболее характерное подтверждение такого стратегического инновационного подхода проявилось в ряде ведущих российских отраслей экономики и, прежде всего, в нефтегазовой, химической, металлургической отраслях. Здесь сыграла свою роль глубинная стратегическая необходимость нарастить европейский вектор поставки ресурсов восточным и юго-восточным вектором.

Таким образом, на передний план выдвигается центральная проблема — дать теоретические, методологические и организационно-функциональные аспекты экспортного потенциала России. В этом плане необходимо сделать несколько основополагающих акцентов.

Первое: мы имеем достаточно оснований для такой постановки вопроса, и прежде всего то, что геоэкономическая парадигма мирового развития оформилась как глобальное научное направление и образовательная дисциплина. Ресурсная составляющая ждет своего часа предстать в мощной геоэкономической подсветке.

Второе: борьба за мировой доход (а в геоэкономике он воплощается как “общий интерес”) ставит перед ресурсными странами неотложную задачу — вступить на равных в борьбу за его справедливое перераспределение. Здесь мы вплотную подходим к нивелированию устоявшегося в мире отношения к сырьевой направленности хозяйственной деятельности страны — “сырьевому проклятию”. Тем самым опрокидывается заезженное понятие “сырьевой придаток”.

Третье: по большому счету речь идет не только о роли и месте ресурса в системе общественных отношений, но и о новой институциональной модели ресурсного отображения в геоэкономическом пространстве. В мире ощущается острейший дефицит новых координирующих и регулирующих институтов, таких как “мировая ресурсная конвенция”, электронная версия “глобальной ресурсной страницы” геоэкономического атласа мира и пр.

Четвертое: наряду с этим по мере выхода ресурсов на глобальную роль в мировых воспроизводственных циклах, ресурсная составляющая впитывает в себя мощные инновационные преобразования технологии разработки ресурсов и их транспортировки, использования и др. И не менее важно в этой связи, включение в оборот новейших типов ресурсов по мере освоения Мирового океана, космоса, углубления переработки традиционных ресурсов и т. д.

Центральная смысловая база книги представлена в ее структуре. Здесь мы выделяем несколько значимых блоков. Во введении читатель познакомится с общей тематической канвой и замыслом книги. Здесь особо выделяется центральная постановка проблемы — экспортный ресурс в его геоэкономическом измерении как сфера стратегического оперирования на мировой хозяйственной арене. Но для этого необходимо представить и прояснить трансформацию современного хозяйственного мира, показать ресурс в системе общественных отношений. Этому посвящается раздел 1. Теоретические, методологические, прикладные аспекты участия ресурсов в мировой воспроизводственной системе изложены в разделе 2. В мире зарождаются новые институты, опосредующие ресурсную составляющую мировых воспроизводственных циклов. Читатель ознакомится с этим в разделе 3. Что касается инновационной сферы применительно к ресурсам, то этот аспект изложен в разделе 4. И, наконец, раздел 5 посвящен российской модели управления глобальными ресурсами. В заключении даются некоторые соображения по выходу на новые ресурсные горизонты в условиях глобальных перемен.

В научном аппарате книги читатель познакомится с прикладными аспектами рассматриваемой проблемы, где дан целый ряд приложений, глоссарий и предметный указатель.

Завершая книгу, я хотела бы выразить искреннюю благодарность и признательность окружающим меня людям, творческий потенциал которых давал мне силы для исследования новейших мировых тенденций. Моя признательность и благодарность творческой атмосфере коллектива Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова, Государственного университета Министерства финансов РФ, Российского университета кооперации и других структур, где внимательное отношение и поддержка дали мне стимул и мотивацию к творчеству. Моя теплая признательность Издательско-Торговой Корпорации “Дашков и К0”, издавшей мою монографию на высоком профессиональном уровне. Большое спасибо!

________________________

1. Орлова Н.Л. Ресурс: новое прочтение и геоэкономическое измерение экспортного потенциала. Научная монография / Н. Л. Орлова; под общ. науч. ред. д. э. н.  Э. Г. Кочетова. — М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2016. — 460 с.

2. Здесь интеллектуальный ресурс уравновешивает отсутствие национальных сырьевых источников. Но что делает невозможным это, так неисчерпаемость японского инновационного интеллекта, который бережно передается от поколения к поколению, постоянно воспроизводится и поддерживается на высочайшем уровне через систему образования, здравоохранения, свободу научного поиска, иными словами, путем создания передовой инновационной среды. Вот почему на подобные страны с инновационным менталитетом и пассионарностью работает полмира, вынужденно поставляя свои природные ресурсы.

3. См. подробнее: Подберезкин А.И. Национальный человеческий капиталъ. Т. I–IV. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://viperson.ru/ wind.php?ID=4220; Gary S. Becker. Human Capital: A Theoretical and Empirical Analysis, with Special Reference to Education. University of Chicago Press, 1993; Seymour W. Itzkoff. Intellectual Capital in Twenty-first-century Politics. Paideia Publishers, 2003; Theodore W. Schultz. Investing in People: The Economics of Population Quality. University of California Press, 1982; Fritz Machlup. Knowledge: Its Creation, Distribution and Economic Significance. Vol. III: The Economics of Information and Human Capital. Princeton: Princeton University Press, 1984.

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован