Эксклюзив
05 октября 2012
29457

Материалы к познанию русской нации, русской мысли. Часть 3.1. Современные авторы

Давным-давно, много лет тому назад, когда я был маленьким и ходил в школу, учителя наставляли нас: нужно больше читать, а наиболее важные, понравившиеся мысли выписывать. Я им поверил - и с тех пор читая книги, делаю из них выписки. Со временем эти выписки я стал объединять по разным темам и в результате стали получаться различные "труды"...

ОСИПОВ ЮРИЙ СЕРГЕЕВИЧ, президент Российской академии наук, академик РАН.
Выступая на Межд. Конференции "Христианство на пороге нового тысячелетия" (Москва, 20-22.6.2000г.) сказал:
* "Человечество вступает в новое тысячелетие. Вступает с памятью о прошлом и одновременно с новыми надеждами на лучшее в будущем. Двухтысячелетний опыт выработки универсальных ценностей человеческого общения, воспитания людей в духе братства и любви тесно связан с идеями и нормами христианства, юбилею которого и посвящена открывающаяся конференция.
Для истории нашей страны христианство имело особое значение, поскольку с самого начала его утверждения на Руси оно - христианство - выступало как неотъемлемая составная часть государственной политики, а многие деятели Русской Церкви были поистине государственными мужами, принеся честь и славу Отечеству как в храмах и монастырях, так и на поле брани, на стезе просвещения и культуры, и в общественном служении среди самых широких слоёв нашего народа.
"...>> Одной из главных целей христианства является создание воспитание нового человека, человека, вся жизнь которого была бы построена на заповедях любви к людям. Не всегда и не везде это удаётся, а когда удаётся, мы видим замечательные плоды, например, в произведениях искусства.
Не будь христианства, у человечества не было бы ни замечательных творений раннехристианской и византийской архитектуры и живописи, ни прославленных произведений искусства эпохи Возрождения, ни русской иконы, ни замечательных произведений европейской и русской церковной музыки. В основе всего этого лежит не только знание своего дела создателями всего этого, но "безконечная любовь". Так возник тот особый мир, который мы сегодня называем христианским искусством и который вот уже на протяжении многих веков на своём языке, подчас более действенном, чем прямое слово, просвещает и преображает мир. Без этого искусства трудно представить жизнь современного европейского человека.
Появление христианство изменило отношение человека к миру. Христианство в целом и христианское учение много способствовало постижению сущности человека, в особенности его духовного и душевного мира. Не менее важен вклад его в познание мироздания в целом" (Журнал "Исторический Вестник" 2000, N7(11), с.7-8).

ЕСАУЛОВ Иван Андреевич, д-р филолог. н-к (Российский государственный гуманитарный университет) пишет: "Известно, что литургический /здесь и далее подобным образом выделено в цитируемом источнике - составитель/ вариант Священного Писания изначально доминирует в русской традиции над его книжным текстом. Освоение Нового и Ветхого Завета для русского православного человека совершалось не столько посредством индивидуального чтения духовных произведений (хотя этот фактор переоценить невозможно), сколько как раз личным участием в православном соборном богослужении, которое сформировало особую поведенческую структуру, особый православный менталитет. Наличествуя в качестве архетипа, этот менталитет и отразился в литературных текстах художественных произведений даже тех русских авторов, которые биографически могли и не принимать (на уровне рационального осмысления, обращаясь к письменным книжным источникам) те или иные стороны христианского вероисповедания" (Цитата по книге Есаулов И.А. "Категория соборности в русской литературе" изд. Петрозаводского университета, 1996, С. 268-269).

ПОЗДЕЕВА Ирина Васильевна д.и.н., (МГУ):
Доклад "Богослужение Русской Православной Церкви и некоторые проблемы народного сознания" на Межд. Научном симпозиуме "Православие и культура этноса" (Москва, 9-13.10.2000г.)":
"Степень влияния Православия на массовое религиозное сознание невозможно изучать без учёта столь важного источника, как богослужебный текст. Ведь основные идеи, базирующиеся на догматах и положениях православного вероучения, так же как государственные, патриотические и другие, разрабатывались, формулировались дошли до нас и, как правило, изучаются по агиографическим, юридическим, литературным, учительным или полемическим произведениям своего времени. Однако во все века, когда складывалось, религиозное сознание российских народов, вышеназванные идеи и положения доводились до массового сознания через богослужебные тексты. Молитвенное общение с Господом было и остаётся величайшим долгом и величайшим счастьем любого христианина. Церковь, как дом Божий на земле, обеспечивает возможность повсеместного уставного общественного богослужения и условия для каждого индивидуального и коллективного субъекта совершения богослужения на потребу.
Человек, как правомочный член семьи, признанной обществом, обладающий правами и обязанностями член этого общества и подданного государства, мог стать таковым только как воцерковлённый член Русской Православной Церкви. Поэтому каждый существенный этап в жизни личности и вся повседневная жизнь с её обязанностями, радостями и горестями совершались, освящались и социолизировались путём обязательного общественного или частного богослужения, специальные тексты которого охватывали буквально все случаи жизни личности и коллектива.
"...>> Удивительной красоты и глубины заупокойные службы не могут оставить равнодушным никого, кто хоть раз задумывался о бренности своего существования. Их функция ещё и в объединении всех живущих в молитвах за умерших, независимо от времени, социального положения и места их в государственной жизни. Значение и возможности этих текстов уходят далеко за рамки собственно заупокойного богослужения, поскольку по самой своей сущности содержит изложение основ православного вероучения и поведения верующего в мире.
Трудно передать всю глубину мыслей, изложенных в прекрасных образах заупокойного богослужения: бренность всего живого и всякого материального стяжания, непостижимость смерти, страх и тяжесть смертного часа грешника, невозможность умершего грешным получить спасения ни от земных, ни от небесных сил, обязанность всех живущих молить Христа о даровании покоя усопшему. И основная мысль, звучащая в каждом слове богослужения: всё суета человеческая.
Именно заупокойные тексты рано стали неотъемлимой частью всех словесных и музыкальных форм народной и профессиональной русской культуры, вызвали к жизни памятники изобразительного народного искусства" (Журнал "Исторический вестник" 2001, N2-3, с.59-61).

КОЗЛОВ МАКСИМ, священник, настоятель Университетского храма святой мученицы Татианы, преподаватель Московской Духовной Академии.
Отвечая на вопрос: "А как Вы относитесь к русской идеи, духовному мессианству, избранничеству, особому пути России?" сказал: " С одной стороны не требуется никаких доказательств, что нет народов избранных, т.е. качественно иных, чем все остальные, и потому обладающих особым предназначением. И даже иудейский народ, названный в Ветхом Завете богоизбранным, справился со своим предназначением лишь отчасти. С другой стороны существует очевидный исторический факт, что на протяжение большей части свое земной истории - неизвестно в силу каких причин - лишь несколько народов из всего человеческого рода находятся по преимуществу в ограде святой Православной Церкви. Это греко-говорящие народы, многие славянские народы, некоторая часть румын. Естественно, это ни коим образом не говорит о том, что мы, русские, лучше, например, французов и т.п. Но несомненно то, что на таинственных путях Промысла Божия тысячу лет назад именно славянам было суждено принять крещение и до сегодняшнего дня оставаться в ограде истинной Церкви. отбросить этот факт в сторону, сказать, что он не имеет никакого значения мы просто не имеем права, т.к. вся наша культура , и церковная и нецерковная, так или иначе связана с православной традицией - либо восходит к ней, либо с ней борется. И именно в этом смысле она обладает для каждого сознательного христианина совершенно особенной значимостью..." (Студенческая православная газета МГУ "Татьянин День" 1999, N34, с.6-7).

ЛЕПАХИН Валерий, ЗАВАРЗИН Андрей (Венгрия) статья "Поэт и философ о судьбах России. (Пушкин и Чаадаев)":
"Читая русские летописи, проповеди, жития, нельзя не обратить внимания на то, что они полны благодарности Богу, за то, что Русь приняла крещение от православного Константинополя, а не от католического Рима. Как трагедия, в русской литературе и истории этот факт никогда не рассматривался, скорее наоборот, начиная с описания выбора веры св. князем Владимиром. это событие поэтизировали и воспевали. И не из вражды к католичеству, а из веры в Божественный Промысл, который судил тому быть и который верующее сознание воспринимает с благодарностью, ибо проведение не может ошибиться" (Цитата по журналу "Вестник Русского Христианского Движения" 1996, N173, стр.170).

АВЕРИНЦЕВ СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ
"Аверинцев С.С. Родился 10 декабря 1937 г., Москва, окончил филологический факультет МГУ в 1961 году. Специалист в области истории и теории литературы, филолог, историк культуры, литературный переводчик, поэт. Направления научных исследований - христианская традиция в европейской мысли и литературе; новозаветная литература на фоне позднеантичной культуры; патристика, средневековая христианская гимнография и агиография; византийская литература и философия; схоластика; немецкая литература романтизма (К. Брентано) и неоромантизма (Г. Тракль, Г. Гессе); русская поэзия (Вяч. Иванов, О. Мандельштам); историческая поэтика. Работы по истории античной, византийской, европейской и русской литератур, по истории богословской и философской мысли, переводы с древнегреческого, латинского, древнееврейского, сирийского, немецкого, французского и польского языков. А. более 20 лет работал в Институте мировой литературы АН СССР, в течение ряда лет являлся заведующим отделением античной литературы. С декабря 1991 - зав. отделением Ин-та истории мировой культуры при МГУ. Ведёт также преподавательскую работу на философском факультете МГУ. Автор ряда статей в Философской Энциклопедии: "Православие", "Откровение", "Патристика" (в соавторстве с Соколовым), "Протестантизм", "Шпенглер О." и др.; в Философском энциклопедическом словаре ("Христианство", "Киники", "Логос" и др.); в Большой Советской энциклопедии; в кн. "Мифы народов мира", в словаре "Эстетика" ("Риторика", "Архетип", "Фома Аквинский", Хейзинга" и др.). Член редколлегии Философского Энциклопедического словаря. Ответственный редактор книг: "Новое в современной классической филологии" (М.,1979); "Поэтика древнегреческой литературы" (М.,1981); "Взаимосвязь и взаимовлияние жанров в развитии антической литературы" (М.,1981). Председатель Мандельштамовского общества, член редколлегии журнала "Вестник древней истории". Член Academia Europaea, Academie universelle des cultures, почетный доктор Scientiarum Ecclesiasticarum Папского Восточного института в Риме, Киево-Могилянской Академии (Киев) и Софийского университета, член Международного общества о. Павла Флоренского. Входит в состав редколлегии журнала "Символ" (Париж), несколько премий, в их числе - премия Леопольда Лукаса, присуждаемая Тюбингенским университетом за усилия, направленные на сближение народов и культур (среди лауреатов - Карл Поппер, Карл Ранер, Поль Рикёр, Далай-лама и другие). Автор около 800 работ. Православный писатель и переводчик, профессор МГУ и Венского университета. Член попечительского совета Свято-Филаретовской школы, член редколлегии журнала "Православная община".

Выступая на симпозиуме "Значение введения христианства на Руси для развития европейской культуры и цивилизации" (ЮНЕСКО, Париж, июнь 1988 г.) академик С.С. Аверинцев сказал:
* "...Уже в нашем столетии не филолог, но внимательный к филологии русский поэт так сформулировал своё восприятие русской речи: "Русский язык - язык эллинистический. По целому ряду исторических условий живые силы эллинской культуры, уступив Запад латинским влияниям и ненадолго загощиваясь в бездетной Византии, устремились в лоно русской речи, сообщив ей самобытную тайну эллинистического мировоззрения, тайну свободного воплощения, и поэтому русский язык стал звучащей и говорящей плотью".
Эти слова О. Мандельштама, чьё имя достаточно известно и в рекомендациях не нуждается. Он же сказал: "Эллинистическую природу русского языка можно отождествлять с его бытийственностью". ("Слово и культура" М., 1987, стр.58). Как кажется, последнее особенно верно. Из греческого наследия русские ученики восприняли веру в вещественность, субстанциональность слова, которая не только ........., /находящийся в распоряжении составителя компьютер не имеет греческого шрифта для воспроизводства написанных в источнике греческих слов - сост./ не только ........, но и ................. Слово здесь - не просто звук и знак, чисто "семиотическая" реальность, но драгоценная и САКРАЛЬНАЯ СУБСТАНЦИЯ. Одни и те же фигуры, одной и той же риторики имеют различную природу в русском "витийстве" и в западноевропейском "эвфуизме"; и различие это в конечном счёте обусловлено разницей КОНФЕССИОНАЛЬНО-культурного и КОНФЕССИОНАЛЬНО-психологического контекста, давшего "витийству" такую меру серьёзности, в которой было отказано цивилизационной игре эвфуизма, но так же и спецификой славяно-русского слова, воспитанного не латинскими, а греческими образцами.

По своему грандиозная утопия русского футуриста ХХ века Велимира Хлебникова, силившегося вернуть русскую речь к чистому язычеству и "скифству", как бы смыть с русской речи печать крещения, - утопия эта состоит в разладе с историей, ибо игнорирует плодотворную доверчивость, с которой русская самобытная речевая культура пошла навстречу эллинистическому красноречию, чтобы уже навсегда слиться с ним в нерасторжимое целое. Это слияние - константа русской литературной культуры. Оно живо и после Петра - в классическом витийстве, праздничном у Державина, медиативном у Тютчева. Оно живо и в нашем столетии..." (Цитата по книге "Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.55).
"Высшие достижения искусства невозможно сравнивать между собой по принципу, - что "лучше": "Троица" Рублёва не "лучше" Реймской статуи Девы, потому что лучше этой статуи не может быть ничего; и обратно, потому что ничего не может быть лучше "Троицы" Рублева. Но духовность этих двух одухотворённейших шедевров различна. Реймская Дева обращена к эмоциям и воображению, и это потому, что рядом с ней есть схоластика, которая обращается к интеллекту. Области размежёваны: чувства - это одно, познание - это другое. Поэтому духовность готической статуи вся пропитана эмоциональностью - благородным рыцарским восторгом перед чистым обаянием женственности. Готический мастер может себе это позволить, потому что с него снято бремя обязанности доказывать духовные истины - для доказательств существуют силлогизмы докторов. Иное дело - русский мастер: он хочет не внушать, не трогать, не воздействовать на эмоции, а показывать самое истину, непреложно о ней свидетельствовать. Этот долг принуждает его к величайшей сдержанности, вместо энтузиазма, вместо готического порыва ("раптус") требуется безмолвие ("исихия").

Благоговение перед иконой унаследовано Русью от Византии; но Русь сильно возвысила иконописца. Приписывая иконе святость, Византия не ожидала от иконописца святости. Во всей византийской агиографии нет таких личных образов иконописцев как легендарный Алипий Печерский и вполне осязаемый для нашей истории искусства Андрей Рублёв. "..." Чтобы красоте можно было поверить - это должна быть особая красота. Потворство чувственности, хотя бы "сублимированной", и культ самоцельного артистизма - исключены. Именно потому, что от надёжности, доброкачественности красоты зависит чрезвычайно много, к ней предъявляются очень строгие требования.
"..." единственный род любви, о котором старинному русскому человеку не стыдно говорить, это сострадательная любовь, материнская или по тембру сходная с материнской. В отличии от средневекового Запада с его культурой куртиазного обожания Дамы, распространившегося и на область и религиозной святыни, Дева Мария, или, говоря более по-русски, Богородица, - здесь никогда не предмет облагороженной влюблённости, но исключительно источник материнской жалости - Матерь Бога, людей, и всех тварей. Даже применительно к супружеской любви, какой ей должно быть, в русских деревнях, ещё совсем недавно употреблялся глагол "жалеть": "он её жалеет", "она его жалеет". Русская женщина впервые появляется в русской поэзии как Ярославна из "Слова о полку Игореве", женским ясновидением сострадания ощущающая раны и жажду своего мужа и его воинов; и рядом с ней - материнская скорбь по утонувшему князю Ростиславу, вырастающая в целый ландшафт сострадания: "уныша цветы жалобою, и древо с тугою к земли приклонилось" (Цитата по книге "Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси" М., 1991, с.57-58,59).
Статья "Будущее христианства в Европе": "Пессимистами нам, христианам, непозволительно быть, поскольку мы из опыта знаем, что наш Бог вопреки всем идеологиям и даже идеологам "смерти Бога", есть Бог живой и Бог живых; что против общности тех, которые остаются верными до конца. Врата адовы вправду безсильны; наконец, что проведение и сегодня, как всегда, находит путь, наиболее неожиданный, более того, непредставимый и для человека и для бесов. Тактика Бога такова, что история, так и пережитое каждым из нас, учат нас, что она всех застаёт врасплох. Не это ли свойство Проведения, посрамляющее все расчёты агностиков, описывают загадочные слова псалма о смехе Бога над замыслами царей земли? "Живущий на небесах посмеётся, Господь поругается им" (Пс.2,4)" (Аверинцев С.С. "София - Логос. Словарь" Киев, 2000, с.392).
"Чтобы оставаться собою христианство должно возможно строже соблюдать дистанцию по отношению ко всем посторонним для него целям, - в частности националистическим. Это - требование духа, и одновременно требование реализма, поскольку христианство всё более зримо и отчётливо будет верой христиан, а не "христианских народов" (Аверинцев С.С. "София - Логос. Словарь" Киев, 2000, с.397).
"Этот "дух времени" проявляет себя, по выражению кардинала П. Пупара, как абсолютный релятивизм, который готов признать всё, что угодно, кроме абсолютной истины" (Аверинцев С.С. "София - Логос. Словарь" Киев, 2000, с.396).
"...Один из крайних вариантов этой ситуации был испытан верующими России в большевистские времена. Всё, решительно всё в составе христианской традиции, христианской культуры, что в принципе поддаётся разрушению разрушалось абсолютно безцеремонно, планомерно, с величайшем размахом, - и выжить могла только нагая вера, предоставленная самой себе. До чего вера становится убедительной когда она живёт вопреки всему своей собственной внутренней силой, когда последняя пядь земли у неё отнята и огненным языкам Духа Святаго остаётся место лишь в воздухе, над головами верных! Как писал языческий поэт: "Всем владеет Минос, но воздухом он не владеет!". Ныне время гонений миновало и нам грозит скорее противоположная опасность, некоей неумелой пародии на православный истэблишмент в поздецаристском вкусе...>> (Аверинцев С.С. "София - Логос. Словарь" Киев, 2000, с.394).
Статья "Мы и наши иерархи - вчера и сегодня" (1991г.): "В прошлом веке наша страна в лице своих мыслителей загадала себе загадку о себе самой. Гоголь, славянофилы, Достоевский настаивали на совершенно особой, исключительной религиозности русского народа, этого "народа-Богоносца", который единственный среди всех народов земли сохранил полноту сердечного знания о Христе, который "весь в Православии". Однако уже Белинский в знаменитом письме Гоголю решительнейше отказал этому же русскому народу в какой бы то ни было подлинности и серьёзности религиозного чувства. В сегодняшней России дезавуировать Белинского, смертельно надоевшего всем за то время когда его насильственно навязывали в качестве "революционного демократа" и предтечи большевизма (чём он, по правде говоря, не совсем виноват), но ведь и Александр Блок, человек совсем иного духа, в тяжёлую минуту скептически вопрошал Россию: "Знала ли, что? Или в Бога ты верила? Что там услышишь из песен твоих"? С другой стороны, не так трудно оспорить и Достоевского, усматривая у него, как это часто делалось, ересь его собственного персонажа - Шатова: подмену веры в Бога, верой в веру народа. Но проблема в том, что если крайние утверждения одной и другой стороны неприемлемы, если они просто безумны, в одном им не откажешь: они являют собой чрезвычайно русское безумие; в совокупности, во взаимоуничтожающем взаимодополнение они обнаруживают какую-то очень важную истину о нас. Где ещё народ, внушающий своим мыслителям до такой степени разноречащие суждения о своём отношении к вере? И у кого ещё подкладывали бомбу, чтобы взорвать икону?
А когда мы начинаем думать о послереволюционном опыте, трудно отделаться от чувства, что каждое из логически взаимоисключающих безумных суждений по своему оправдалось. Народ-Богоносец, народ в чистоте сохранивший напечатление Христа Распятого, - эти дерзновенные слова как-будто подтверждаются огромным множеством мучеников и исповедников, с несравненной простотой шедших на расстрел и в ГУЛаг. Я слышал от покойной Наталии Ивановны Столяровой, что своими наставницами в науке мужества - которое у неё самой носило вполне гражданский и секулярный характер - она считала встреченных ею в лагерях, православных старушек, терпевших за то, что принимали и прятали у себя преследуемых духовных лиц. От одной из них добивались на допросе, конечно, не без побоев, где скрывается опальный епископ, - и в ответ слышали: "Я знаю, но вам никогда не скажу, вы боитесь друг друга, боитесь ваших начальников, а я вас не боюсь!" Воистину, "здесь терпение и вера святых" (Откр.13,10). Мне случалось разговаривать с образованным немцем, видным психиатром, который, повидав в русском плену таких старушек, принял Православие (и этот случай - в своём роде отнюдь не единственный). Всё это - реальность, о которой мы в праве говорить, более того, мы обязаны говорить. Мученики нашей земли - то "облако свидетелей" (Евр. 12,1), которое всегда перед нами и вокруг нас, если мы имеем глаза, чтобы видеть. Но если страдальцев - тысячи, десятки тысяч, то ведь отступников - миллионы.
Отступничество принимало у нас, особенно в 20-е - 30-е годы, формы чудовищной одержимости, отчасти похожей с той, что повидали монастыри некоторых частей Испании в годы гражданской войны, однако свирепствовавшей гораздо дольше, гораздо регулярнее и на большем пространстве. Воздержусь от кровавых примеров, расскажу только то, что сам слышал ребёнком от старушки приехавшей в Москву из деревни. У них в ту пору, пока ещё не была закрыта церковь, местные комсомольцы забирались на колокольню и - прости, читатель! - мочились от туда на крестный ход: на собственных отцов да матерей, дедушек да бабушек. Не "инородцы" с окраин, даже не партийцы из города: местные, деревенские, свои парни, плоть от плоти и кость от кости крестьянской Руси. Может быть самое поразительное, что собеседница моя говорила, а я слушал - без гнева и уж во всяком случае без удивления, только удручённо, не более. Такой была повседневность, такими были скучные, однообразные будни нашей земли - из года в год, из десятилетия в десятилетие.
Но теперь поразмыслим: чтобы лихие мальчишки могли себя вести подобным образом, - до какой же степени забитости должны были дойти старшие?
"...>> Вот проблема не менее тяжёлая, чем проблема вины наших церковных властей. Если держать всё это в уме, непримиримость уважаемой Зои Крахмальниковой покажется уж очень оптимистичной; словно немощи "Московской Патриархии" составляли и составляют совершенно инородный нарост на теле полноты русского Православия, нарост, который можно устранить и тогда зримо для всех воссияет в белых ризах Церковь мучеников и исповедников. "...>> Сознаюсь, однако, что я на такой оптимизм не способен. Как будто компромиссы иерархии начались не после того, как большинство нации - будем называть вещи своими именами! - предало эту самую иерархию. Что оно чувствовало, большинство нации, когда за один только 1937 год, лишь венчавшим в этом отношении череду предшествующих, аресту подверглось не менее пятидесяти иерархов Русской Православной Церкви? Когда к 1939 году из всего русского епископата на свободе оставалось всего четыре деятеля? Четыре - на всю Россию? И если бы эти четыре, последние, сгинули - пошевелилась бы страна? А тогдашние властители умов - заметили бы, что нечто случилось? "...>> Да, это великое чудо, что на нашей земле вообще выжила вера. Но как может быть, что это чудо не обжигает сердец? Один потомок русской эмиграции первого героического поколения, побывав московских храмах, негромко спросил меня: "Почему в ваших Богослужениях так мало огня? И это - после всего, что было?" Укоризненный вопрос ко всем нам" (Аверинцев С.С. "София - Логос. Словарь" Киев, 2000, с.328-329,335).
* Статья "Византия и Русь. Два типа духовности. Статья вторая": "Католическое мировоззрение делит мир не надвое ("свет и тьма"), - а натрое: между горней областью сверхъестественного благодатного и преисподней областью противоестественного до поры до времени живет по своим законам, хотя и под власть Бога, область естественного. Государственная власть принадлежит именно этой области, только еретик способен видеть в ней утроение диавола, но попытки неумеренно сакрализовать её тоже неуклонно осуждались (...) Русская духовность делит мир не на три, а на два - удел света и удел мрака; и ни в чём это не ощущается так резко, как в вопросе о власти. Божие и Антихристово подходят друг к другу вплотную, без всякой буферной территории между ними; всё, что кажется землёй и земным, - на самом деле Рай или Ад; и носитель власти стоит точно на границе обоих царств. То есть это не просто значит что он имеет перед Богом особую ответственность, - такая тривиальная истина известна всем. Нет, сама по себе власть, по крайней мере власть самодержавная, - это нечто, находящееся либо выше человеческого мира, либо ниже его, но во всяком случае в него как бы и не входящее. Благословение здесь очень трудно отличить от проклятия. "...>> Наша опасность заключена в вековой привычки перекладывать чуждое бремя власти на другого, отступаться от него, уходить в ложную невинность безответственности. Наша надежда заключается в самой неразрешимости наших вопросов, как мы их ощущаем" (Цитата по книге: "Белый Царь: "Метафизика власти в русской мысли. Хрестоматия" М., 2001, с.529).
Доктор исторических наук Дмитрий Фурман: "Религия формирует становящуюся культуру и становится неотъемлемым компонентом национального самосознания" ("Вопросы философии" 1988, N6, с.93).

Малошенко
Доктор исторических наук, зав. сектором исламоведения Института востоковедения РАН, сотрудник Московского центра Корнеги А. Малошенко даёт определение цивилизации, как "совокупности отношений между людьми одной конфессии, сакрализированных соответствующим религиозным учением "..." разрушение "цивилизационных привычек" ведёт к РАЗРУШЕНИЮ И САМОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ" ("Независимая газета" 21.11.1996, с.5).

Б. Братусь
В статье "Российская психология на перепутье" доктор психологических наук Б. Братусь пишет: "...Вспомним, наконец, что мы пребываем в христианской культуре, центром которой является вера, поклонение, подражание Христу, духовная связь с Ним. Вспомним также, что ЦЕЛЫЕ ВЕЛИКИЕ НАРОДЫ ПОГИБАЛИ ТОГДА, КОГДА УГАСАЛ ОГОНЬ ВЕРЫ, РЕЛИГИИ ИХ ПИТАЮЩЕЙ ..." /и тогда - составитель/ "место римлянина заступает италианец, жителя Эллады - современный грек" (Сборник "Начала христианской психологии. Учебное пособие для вузов" М., "Наука", 1995, с.51).

ФРОЯНОВ Игорь, профессор, декан исторического факультета Санкт - Петербургского Государственного университета.
Беседа с корреспондентом. Вопрос корреспондента: "Но религиозные распри остались в мрачном средневековье. Что же в новейшей истории служило яблоком раздора между Западом и Россией?
Ответ Фроянова: Вы слишком легкомысленно отмахиваетесь от религиозного фактора. Даже законченному атеисту всё равно никуда не деться от веры пращуров. Просто потому, что религия создаёт национальную культуру, ту духовную среду, в которой развивается народ и формируется его национальный характер. Так, что сегодня религиозные противоречия играют не меньшую роль, чем во времена крестовых походов" (Газета "Русь Православная" 2000, N5, с.3).
"Наша национальная особенность заключается, прежде всего, в том, что мы с особой послушностью относимся к высшей государственной власти. Мы веками воспитаны в этом послушании, и для этого были исторические основания. Если бросить взгляд на прошлое, то обнаруживается устойчивая тенденция и политическая линия, свидетельствующая о том, что верховная власть при всех своих колебаниях и отступлениях все-таки осуществляла национально ориентированный курс. Увы, сейчас мы не наблюдает проведение этого курса. Я также не стал бы с уверенностью говорить, что Путин стал национально ориентированным лидером, хотя он подает некоторые надежды, но это пока всего лишь надежды. Возможно, причина этому заключается в том, что мир, в котором мы живем, значительно изменился. Процессы глобализации, по всей видимости, очень сильно влияют и деформируют национальную историю".("Сайт "Русская линия" 4.01.2008).

* БЕСТУЖЕВ-ЛАДА И.В., академик Российской академии образования. Выступая на YI Международных Рождественских образовательных чтениях с докладом "Религиозная культура в школе" сказал: " ... Мы говорили выше о тотальной деморализации людей, неизбежной во всяком тоталитарном обществе. Как начать желательный процесс реморализации?
Это очень сложная проблема. АБСОЛЮТНО НЕ РЕШАЕМАЯ БЕЗ СОДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИИ, в центре внимания которой находятся такие ключевые в данном случае понятия, как "совесть", "стыд", "Долг" (с большой буквы) и т.п. "..."
Замечали ли вы, как тесно связана та или иная религия с историей того или иного народа? Невозможно представить шведа - католиком, а испанца - протестантом, иранца - суннитом, а турка - шиитом, индуса - буддистом, а тибетца - индуистом. Конечно, из этого правила имеются исключения, но все они на девять десятых связаны с семейными традициями (т.е. как бы с "малой родиной"), на одну десятую с жизненными обстоятельствами (например, необходимость принять веру мужа или жены, войти в круг новых знакомых и т.д.) и только на одну тысячную с каким-то душевным потрясением, обычно патопсихологического характера.
НЕСЛУЧАЙНО ВЕДЬ ПОЧТИ ДЕВЯТЬ ДЕСЯТЫХ ВЕРУЮЩИХ РУССКИХ ПРИНАДЛЕЖАТ К РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ. А вероисповедание остальных целиком объяснимо только что перечисленными причинами, да еще общеизвестными чисто политическими неурядицами. Обо всём этом человек должен знать с детства"
Из всего сказанного следует, что ШКОЛА ДОЛЖНА не "заставить верить" А ПРИОБЩИТЬ УЧАЩЕГОСЯ К ВЫСОТАМ РЕЛИГИОЗНОЙ КУЛЬТУРЫ" Это означает ясное понимание того, что такое религия вообще и в жизни человека в особенности, какие бывают религии и почему у твоего народа или у твоей семьи - такая, а не какая-то иная" ("Рождественские чтения 98. Сборник докладов на YI Международных Рождественских образовательных чтениях" изд. Московский Патриархат, 1998, с.224-228).
Академик Российской академии образования И.В.Бестужев-Лада: "Православные ценности в общество надо возвращать безусловно. Потому, что человек без религии, без веры - это животное" (Журнал "русский дом" 2003, N4, с.23).

* ПАНАРИН Александр: доклад "Глобальное всесмешение или новая повесть об антихристе": "... Цивилизации, как известно, скрепляются мировыми религиями. Поэтому именно религиям предстоит выдержать массированный натиск мирового гегемона и его колоссальной пропагандистской машины. Мы видим это в России на примере того, какому натиску подвергается Православие"...>> Например, в Южной Корее не менее 40% населения уже причисляют себя к протестантам. При чём миссионеры нового протестантизма объяснили местному населению, что они не ставят каких-то жёстких дилемм, не требуют жертвовать привычной религией в пользу новой. Они разрешили пользоваться одновременно разными религиями: утром будь протестантом, к вечеру - буддистом, в воскресные дни - конфуцианцем. Или: в служебное время веди себя как протестант, в личной жизни оставайся буддистом, в процессе учёбы и повышения квалификации обратись к конфуцианской традиции. Именно этот замысел - из цивилизации сделать ценностный конгломерат - вынашивается сегодня и в отношении Православия. А в той мере в какой Православная Церковь будет сопротивляться этому "великому эксперименту", она будет подвергаться усиливающемуся пропагандистскому и даже административно-правовому, законодательному натиску - вплоть до нового запрета.
"...>> В "открытом обществе" гедонистического всесмешения, где всё принимается и прощается, кроме твердой позиции и твёрдой воли, воцаряется и долгожданный экуменизм. Различные религии, если и не сливаются вовсе, то во всяком случае утрачивают свою монолитность и определённость, подтачиваемые безчисленными сектами, получившими равные демократические права.
"...>> И тогда исчезнет Христово чудо в истории - чудо духа - и окончательные преимущества обретут те, кто лучше оснащён технологически, организационно и финансово".
"Драматизм славянской судьбы состоит в пограничном статусе славянства: ни Запад, ни Восток по-настоящему не считают его своим, и на крутых поворотах истории неизменно склоняются к тому, чтобы решать свои проблемы за его счёт. Этому немало способствуют и демографическая малочисленность славянства (по глобальным меркам) и его слабая организованность, и излишняя пластичность его культуры, готовая усваивать и адаптировать противоречивые импульсы Востока и Запада" (Журнал "Москва" 1999, N1, с.164-173).
"...и тюрки и романо-германцыцы живут под куполом своей великой письменной традиции (мусульманской или западно-христианской) которая никем не оспаривается. Её могут не любить, но существование её никто не отрицает. Напротив, греко-православная традиция сегодня является оспариваемой по существу, её третируют как "маргинальную" или тупиковую и извне (главным образом, на Западе) и изнутри, силами "западнической" интеллигенции, как леворадикальной так и либеральной. Перевоспитывать целый народ на чужой лад никто не рискует ни в рамках западного цивилизационного ареала, ни в рамках мусульманского, индобуддийского или конфуцианско-буддийского (дальневосточного). Но применительно к православному славянству это считается возможным и нередко пропагандируется в качестве необходимого условия модернизации. Этот культурологический расизм, отрицающий равноправие великих письменных традиций, не менее опасен, чем расизм биологический, отрицающий равноправие рас. Он должен получить отпор.
Пора понять, что существуют границы изменчивости, за которыми наступает утрата идентичности и деморализация народов. Поэтому вестернизаторы, требующие, безоговорочной культурной капитуляции от других, незападных народов, на деле насаждают не цивилизацию (она не может быть целиком земной), а варварство .Без великой письменной традиции не возможна и устойчивая государственность" (МГУ им. М.В. Ломоносова А.С. Панарин "Политология" Учебник, М., 1998, с.374-375).

ШВЫДКОЙ М., на тот момент министр культуры
На Международной конференции "Славянский мир: общность и многообразие" (Новосибирск, 23.5.2002): "Сейчас в мире начинается процесс потери самоидентификации на фоне глобализации. Поэтому православие становится фактором, который не позволит России потерять свое духовное и культурное самоосознание". С министром согласился полпред в Сибирском федеральном округе Леонид Драчевский, который заявил, что православие играет особую роль в сохранении славянского мира, сообщает Страна.ru.
САЙТ "Религия в России" Дата публикации 23.5.2002.

Селезнёв Юрий Иванович(1930-1984) "Нельзя терять ни минуты, каждый кто способен постоять за державу должен быть мобилизован. Третья мировая война началась в идеологической сфере, и первой её жертвой может стать Россия, если патриоты не сумеют мобилизоваться" ("Святая Русь. Энциклопедический словарь русской цивилизации" М., 2000, с.786).
Кургинян С.Э. интервью: "... Хотите знать, что я считаю главным? Главное - то, что нет России как субъекта мировой политики. Нет России как источника историософской, социокультурной, стратегической воли. А России без этого быть не может. Как только это исчезает, с Россией начинают обращаться не как с "объектом позитивной колонизации", а как с "тварью на выброс", как с падалью, подлежащей немедленной ликвидации" ("Литературная газета" 23-29.3.2005, N11, с.2).

КАРПОВ СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ, профессор, декан исторического факультета МГУ, лауреат Государственной и Ломоносовской премий.
"Нельзя забывать, что христианская культура для всего мира, а для России - православная культура - являются формообразующей" (Газета "Московский церковный вестник" 2002, N6(235), с.10).

ЛИТВИНОВА ГАЛИНА ИЛЬИНИЧНА, доктор юридических наук.
Статья "Русские американцы": "Я интересовалась, как удаётся сохранить русский этнос в Америке, где русские в составе населения и полпроцента не наберётся, и неизменно слышала ответ: ПРАВОСЛАВИЕ, ЦЕРКОВЬ. ИМЕННО ПРАВОСЛАВИЕ ОБЪЕДИНЯЕТ ВСЕХ РУССКИХ, где бы они не жили, не деля их на великих, белых и малых россов, казаков и русинов" (Журнал "Наш современник" 1992, N12, с.132).
Н.Д. НИКАНДРОВ
Президент Российской Академии образования Н.Д. Никандров на YI Международных Рождественских образовательных чтениях: сказал: "Будем помнить, что ВСЕХ ВЕЛИКИХ ПЕДАГОГОВ ПРОШЛОГО ВДОХНОВЛЯЛО СВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ "..."Не знаю другого источника, в котором с такой полнотой и определённостью было бы изложено учение веры, надежды и любви, как в Библии. В этих словах - суть христианского учения. Альтернатива миру - взаимное недоверие, вражда и кровь" (Газете "Воскресная школа" 1998, январь, N4(28), с.3).

ПОЗДЫШЕВ ЭРИК НИКОЛАЕВИЧ, президент концерна "Росэнергоатом". Интервью:
Вопрос: "Эрик Николаевич, есть люди на атомных станциях, в разных институтах, которые считают вас чудаком. И связывают это с вашей помощью в строительстве храмов, монастырей. Вы были атеистом, но потом произошёл перелом. Это случилось после Чернобыля и под его воздействием?
Ответ: "Чернобыль к этому не имеет никакого отношения! Я так же как и вы воспитанник современной эпохи. Всем нам внушали: религия - это опиум для народа и история наша началась с 1917 года. И не было у нас ни Куликовской битвы, ни 1812 года ... Храм Христа Спасителя - символ государства взорвали! Мол всё это нам не нужно ... И такие мысли нам внушались с детства, и мы считали что так и нужно. История Государства российского насчитывает тысячу лет, и об этом надо постоянно помнить. Чтобы сделать Россию цивилизованной, восстановить её необходимо вернуться к тем традициям, которым преклонялись наши предки, и от которых мы отказались. "..." Так, что мы и детским домам помогаем, помогаем восстанавливать и храмы, и монастыри. "..."
Корреспондент: "Я помню вашу прекрасную фразу - она звучала приблизительно так: " Если восстановим храмы, то и с атомной энергетикой всё будет хорошо!".
Поздышев: "Я уверен, что благое дело порождает только добро, А потому стараюсь следовать этому принципу. Восстановление и возрождение России охватывает все сферы жизни как нынешнего поколения, так и предыдущих. Нельзя прерывать связь времён, и это должно быть нашей главной заботой. Это касается и духовной жизни, и атомной энергетики" (Газета "Рабочая трибуна" 29.8.1997, с.6).
ПУТИН В.В. ПРЕЗИДЕНТ РФ .
Находящийся в отпуске президент РФ Владимир Путин и Патриарх Московский и всея Руси Алексий прибыли сегодня на Соловецкие острова.
Президент России Владимир Путин заявил, что "для России принципиально важно, опираясь на нравственные принципы, укреплять нашу страну сегодня и в будущем". Он сказал это журналистам после знакомства со святынями Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря.
Говоря о своем посещении северных островных монастырей, в том числе и Валаама, президент сказал, что выбор этот был для него не случаен. "Испокон веков наша страна называлась Святой Русью, и это имело свои географические и исторические границы. Но, прежде всего, в это название вкладывался большой нравственный смысл, подчеркивалась та особая роль, которую Россия взяла на себя как хранительница исторических христианских ценностей", - отметил президент.
Он сказал, что трудно не согласиться с теми, кто говорит, что без христианства, православной веры, без возникшей на их базе культуры вряд ли состоялась Россия. Именно поэтому, заявил президент, "важно вернуться к этим первоисточникам, когда мы вновь обретаем себя, ищем нравственные основы жизни"
ИТАР-ТАСС / Православие.Ru

ИЛЬКАЕВ Радий Иванович Директор Российского Федерального ядерного центра ВНИИЭФ, член-корр. РАН, академик Российской академии ракетно-артиллерийских наук, член Президиума Всемирного Русского Народного Собора
"...Какие же проблемы нас ожидают в практическом плане. Я уже говорил на прошлом Соборе, что в XXI веке у нашего государства есть две очень крупные проблемы. Это проблема нашего разделенного народа и проблема рассредоточенного населения и протяженного государства. Что касается второй проблемы, раньше считалось что это абсолютно естественно и ничего плохого тут нет. На самом деле уже в XXI веке возникнет серьезнейшая задача сохранения народа и приумножения его духовных и материальных ресурсов. Почему сохранения? Да потому, что при нашем климате, при наших протяженных расстояниях нам надо выжить, причем в условиях жесточайшей конкуренции, интенсивного развития и укрепления мощи тех этносов, которые нас окружают. Мы не должны забывать что Российское государство - молодое в смысле его теперешних границ. Оно протяженное, слабонаселенное. Конечно, к нему могут быть применены силовые методы, это совершенно очевидно. Чтобы жизнь нашего народа была вполне благополучной, нам нужно иметь мощную оборону и мощную экономику.
И все это нам нужно иметь в северных широтах - со всеми вытекающими последствиями. Это не какие то теплые края. Здесь можно построить мощную экономику, только используя самые передовые и современные научные методы. Это означает что наша экономика не может существовать без мощной науки, особенно науки, обслуживающей энергетическую составляющую экономики. Если не будет науки, которая подпитывает наши новейшие технологии, у российской экономики нет будущего.
Нам нужна мощная оборона. Очевидно, что никаким количественным фактором Россия воспользоваться уже не может. Количественный фактор здесь не играет никакой роли, поскольку сегодня он не в нашу пользу. Население сопредельных государств более чем в десять раз превышает население России. При наших протяженных границах только политика сдерживания имеет шанс обеспечить оборону. А сдерживание, в свою очередь, должно опираться на самое современное и мощное оружие, то есть, опять же, на самые последние научные достижения. Слава Богу, в России всегда был корпус военных инженеров и ученых, которые работали на мировом уровне, и поэтому задача эта вполне разрешима.
Историческое предназначение науки в XXI веке - это материальная защита народа и государства, а вот историческое предназначение Русской Православной Церкви - это духовная защита народа. Русская Православная Церковь обеспечивает единство народа, который только будучи единым и духовно крепким может выполнить стоящие перед ним трудные задачи. Таким образом, эти два направления, важнейших для жизни нашего народа и государства, то есть наука и вера, наконец-то должны крепко взяться за руки и вести наш народ вперед. Только при этом условии нас ждут разумные результаты и достаточно обеспеченное будущее.
Это понятно элите нашей русской науки, понятно руководителям Церкви но пока что непонятно нашему среднему гражданину. Поэтому одна из наших важнейших задач - донести эту мысль о единстве науки и веры до подавляющего большинства граждан нашей страны. Здесь нужно, чтобы и рабочий, и крестьянин, и депутат, и президент, и ученый - все поняли наконец, что именно в этом наша с вами задача. Лишь когда мы обеспечим это единство, взаимопонимание и взаимопомощь, лишь тогда будет положительный результат" ("Всемирный русский народный собор. "Вера и знание. Наука и техника на рубеже столетий" 18-20.3.1998, М.- Сергиев -Посад, Саров, 2000, с.77).

КАРПОВ СЕРГЕЙ ПАВЛОВИЧ, профессор, декан исторического факультета МГУ, лауреат Государственной и Ломоносовской премий.
Интервью: "Если общество не имеет позитивного духовного начала, то оно саморазрушается. В нём рождаются такие процессы, которые, в конечном счёте, ведут к его гибели. Общество не может жить без нравственного идеала. Даже при широком распространении в современном мире многих пороков: стяжательства, насилия, безнравственности, существуют высокие духовные образцы. Их поддерживают Церковь, университеты, лучшие школы, мыслители. Они заключены и в православном старчестве. Эти образцы дают обществу надежду и ориентиры. "...>> Мне кажется, что существуют два института в обществе - Церковь и Университеты, которые должны по своему определению поддерживать духовность и быть над любой политической борьбой" (Газета "Русь Державная" 2001, N 1(80), с.3).

ГАНИЧЕВ ВАЛЕРИЙ НИКОЛАЕВИЧ, доктор исторических наук, председатель правления Союза писателей России, заместитель Главы Всемирного Русского Народного Собора.
Выступая на Y Всемирном русском народном соборе сказал: "Наш народ в течение тысячи лет жил под покровом Благодати, Веры, Истины. "..." у нас есть уверенность: Россия и народ не превратятся в захолустье, и эта уверенность основывается на неустранимости и несокрушимости Православия как духовного светоча нашего народа, благодатию озаряющего наш путь в третье тысячелетие. Ф.М. Достоевский писал, что русский человек не может не быть православным. И возвращение миллионов людей в лоно Веры идёт неустранимо, хотя и трудно, при ожесточённом сопротивлении князей мира сего и их легионеров. "..." И потому упование наше сейчас на Веру, без которой жизнь безсмысленна и пуста, упование наше на Народ, возвращающейся к духовной традиции Веры, на его созидательные силы, упование наше на ту власть, которая будет исполнительницей чаяний Народа и будет служить его многовековым идеалам" (Газета "Русь Державная" 1999, "12(67), с.2).

РАСПУТИН ВАЛЕНТИН ГРИГОРЬЕВИЧ, писатель.
"Ещё в прошлом веке было сказано: русский человек без Православия - дрянь. Но и сегодня нельзя себе представить русского человека без православия. Наши атеисты коммунистической эпохи не были настоящими атеистами, иначе бы не удалось вернуть в лоно Церкви такое огромное количество людей. Я всё-таки возлагаю большие надежды на генетическую память народа. Не могут быть идеалом только деньги! Настоящие же идеалы, конечно, коренятся в вере нашей. Почему наши предки избрали именно эту веру? Да потому, мне кажется, что они были к ней внутренне предрасположены. Православие сильно изменило русского человека, изменило его в лучшую сторону. В нас осталось и язычество, но оно осталось под главенством христианства. "..." Вот сейчас вышла книжка Сергея Семанова "Православные мотивы в "Тихом Доне". Вообще русская литература - это православная, прежде всего, литература, даже если нет прямых указаний на это. Православная - по своему настроению. "Деревенская" проза уже благодаря своей почвенности оставалась православной, как никуда не исчезали в наших деревнях иконы. Сейчас же, когда народ пошёл в Церковь, и литература этот процесс пытается изобразить, она делает это чаще всего неумело, неестественно" (Газета "Десятина" 1999, N21-22, с.5).
"Сегодня мы живём в оккупированной стране, в этом не может быть никакого сомнения... Что такое оккупация? Это устройство чужого порядка на занятой противником территории. Отвечает ли нынешнее положение России этому условию? Ещё как! Чужие способы управления и хозяйствования, вывоз национальных богатств, коренное население на положении людей третьего сорта, чужая культура и чужое образование, чужие песни и нравы, чужие законы и праздники, чужие голоса в средствах массовой информации, чужая любовь и чужая архитектура городов и посёлков - всё почти чужое, и если что позволяется своё, то в скудных нормах оккупационного режима!" ("9 Всемирный Русский Народный Собор. Стенограмма. - М. 2006. - С. 56. )

ЛИХАНОВ
* Писатель, председатель Российского детского фонда, Президент Международной ассоциации детских фондов А. А. Лиханов, выступая на YI Международных Рождественских образовательных чтениях, сказал: "Такое впечатление, что мы живём во тьме. Ценности перепутаны, сознание миллионов как будто замутнено.
И напрасно. Даже небезызвестный вам Джордж Сорос утверждает (послушайте!): "Можно говорить о рыночной экономике, но нельзя говорить о рыночном обществе. "...>> И говорит ещё вот что: "Любому обществу нужны какие-то общие ценности, которые бы обеспечивали внутреннее согласие. Сами по себе рыночные ценности эту роль сыграть не могут. "...>>.
тысячелетнее ПРАВОСЛАВИЕ В РОССИИ -ГЛАВНАЯ ДУХОВНАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ НАШЕЙ СТРАНЫ, и коли Церковь действительно освобождается от подавления, то именно за ней объединяющая роль - роль духовная и социально праведная. "...>>
Когда-то на каждой газете нашей страны был лозунг "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" Пролетарии, может быть, и не виноваты, но объединяться они научились лишь на троих. Ни прав своих, ни веры своей защитить они не сумели, не смогли. Теперь, наверное, настала пора воскликнуть: "Православные, всех стран, объединяйтесь!". Ну, хотя бы: православные России - объединяйтесь! Если не соединиться под знаком национального единства, которое как только не извращали, объявляя русофильством, русопятством или даже шовинизмом, грош тогда цена всему Русскому. И всей России. Не зря книжка толкового итальянского журналиста, отработавшего в Москве десять последних лет, так и называется: "Прощай Россия!".
С нами уже прощаются. Даже доброжелатели. Кто же скажет России, её детям, слово "Здравствуй!". Кто, как не мы!" ("Рождественские чтения 98. Сборник докладов на YI Международных Рождественских образовательных чтениях" изд. Московский Патриархат, 1998, с.121-124).

КРУПИН ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ, писатель, преподаватель МДА.
На Y Всемирном русском народном соборе сказал: "У России нет иного пути кроме христианизации "..." дело в любви к Отечеству. Основа же любви духовна, а духовность религиозна. А религиозность внегосударственна. Когда государство подчиняет религию оно падает. " ... " И царь для многих воспринимается как удерживающий зло в государстве. Отнимается Удерживающий - и государство падает. Вместе с тем мы не можем и не хотим сказать, что Россия с гибелью царя погибла. Монархический строй правления предпочтителен в России, но Россия выдерживает любые формы правления. Почему? Потому, что Удерживающий живёт в православных, это Дух Святой, борющий бесов.
Что же делать нам, знающим так много и так много опечаленным. Знающим, что к власти приходят с помощью золота и оружия. Что с помощью золота к власти приходят жулики, а с помощью оружия дубиноголовые. Знающим, что выборная система разоряет и ссорит людей, что поведение властей диктует уровень нравов. Что делать? Ни в коем случае не свергать существующие власти, ибо заменяющие их будут ещё хуже. Главное - бороться с врагами, не своими, не государственными, а с врагами Христа. А кто же главные враги Христа? Мы сами, мы, своей греховностью постоянно пригвождающие Спасителя ко Кресту. И пока в России власти не богоустановленные, пока они для вразумления нашего, Божием попущением, антирусские, нам надо терпеть и улучшаться. Как? Очень просто: не пить, не курить, не материться, любить жену и детей, молиться, ходить в Божий храм, уклоняться от зла и творить благо. Скажут: это так мало. Ведь Россия гибнет. Но она и гибнет от того, что мы пьём, курим и материмся. Оттого, что смотрим бесовские игрища по телевидению, оттого что надеемся на свои силы, а не на милость Божию. Надеемся на вождей, которые растут и пузырятся от самомнения. Вспомним убийственно точную народную пословицу: "Кабы Бог пастуха слушал, всё бы стадо передохло". "..." Прошло мало времени, и мы видим, что учение Маркса было всесильно потому, что мы были сильны. В одночасье рухнула не только идеология марксизма, но и сила Варшавского договора. Нельзя только нефтью и оружием крепить славянское единство, нужна общеславянская идея. А славянская идея, она же русская - это Православие. Другой идеи, какие бы новые вехи не расставили интеллигенты, не будет.
Главная власть в мире - власть Духа Святаго. Искать Его, прибегать под Его милость - вот цель жизни. Быть рабом Божиим - вот счастье. Быть воином Христовым - вот призвание. И тогда насколько мелкой и смешной покажется власть постоянных временщиков" (Газета "Русь Державная" 1999, "12(67), с.10).

ГАЙДЕНКО Пиама Павловна д-р философских н-к, с 1988 г. зав. сектором Института философии РАН, член-корр. РАН.
Статья "Проблема свободы в экзистенциональной философии Н.А. Бердяева": "...Читая Бердяева мы должны трезво и реалистически, не подчиняясь искушению утопизма, максимализма и экстремизма, не впадая в соблазн обожествления человека, не забывая, что хотя человек создан по образу и подобию Бога, но он всё же не Бог, а существо конечное. И бытие мира - как мира так и самого человека - даровано ему, а не создано им самим. Дурной путь отрицания и разрушения бытия, как такового, грозящей ядерной и экологической катастрофой, должен быть сегодня отвергнут. Гордо-романтическая позиция "неприятия Божьего мира" должна уступить место сознанию того, что не природа, не Бог, а именно человек, - источник зла и греха в мире/ выделено в цитируемом источнике - составитель/. Это сознание - не принижающее, а отрезвляющее и смиряющее человека, и оно в конечном счёте - источник подлинной, созидательной, а не мнимой, разрушительной силы" (П.П. Гайденко "Прорыв к транцендентному" М., 1997, с.467).

ЛУЧНИК Николай Викторович, д-р биологических н-к, профессор, член редколлегии академического журнала "Радиобиология", межд. журнала "Мутационные исследования" (Голландия), редактор отдела генетики Большой медицинской энциклопедии, автор переведённой на многие языки научно-художественной книги "Почему я похож на папу" пишет: "Большинство ценностей к которым стремится человек, относительны и призрачны. Исключение составляют лишь две: любовь и свобода, которые абсолютны и достоверны. Но человек испытывает трудно преодолимый страх перед этими двумя дарованными ему благами. Причиной страха свободы является встающая перед свободным человеком необходимость делать выбор. Страх любви происходит от эгоизма человека, от ожидания взаимности.
"..." Христос научил людей Свободе и Любви. Для разумного преодоления страха свободы нужно преодолеть страх любви. Совершенная любовь, как пишет Иоанн Богослов, побеждает всякий страх. Только преодоление страха свободы и страха любви может привести к гармонии как личности, так и общества. Правильное сочетание свободы и любви и есть высшая нравственная цель. Но как преодолеть страх любви или, другими словами, развить в себе совершенную любовь? Это может быть достигнуто только с помощью религии. Конечно, всякая религия учит добру "..." Только православие может принести решение проблемы борьбы со страхами. Поскольку Россия является основной православной страной, от неё можно ждать спасения не только для России, но и для всего мира. Возможно именно этого и касаются неоднократные предсказания Богородицы о грядущей миссии России" ("Выбор. Литературно-философский журнал христианской культуры" 1992, N1(9), с.35,39-40).

РУБАНОВ Владимир, вице-президент Лиги содействия оборонным предприятиям, действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса: "Начало институциональных реформ застало меня на должности начальника аналитического управления КГБ СССР - главного института тоталитаризма по нынешней трактовке. А в настоящее время я работаю в транснациональной информационно-технологической кампании, являющейся одним из символов современного капитализма и институтов либеральной экономики. Такой диапазон личного опыта позволяет мне оценивать многие процессы не только и не столько с позиций научных теорий и экономической статистики, сколько с позиций личных наблюдений". "Я целиком и полностью согласен с Михаилом Леонтьевым в том, что без больших целей России не обойтись" (Газета "Россия" 31.3.03. N53) с.20).

ЛОПАТКИН РЕМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ, к-т философских н-к, пред. Центра научно-исследовательской секции социологии религии Российского общества социологов. Доклад "Конфессиональный портрет страны" на Межд. Конференции "Христианство на пороге нового тысячелетия" (Москва, 20-22.6.2000г.):
* "... После 70 лет ограничений и преследований произошло возвращение Церкви в общество, точнее, возвращение ей достойного места в обществе. Многие представители Русской Православной Церкви - священнослужители, церковные публицисты, люди из кругов православной интеллигенции - высказываются за то, чтобы это место и положение Церкви были такими же как когда-то - до советского периода нашей истории. Но такое вряд ли возможно. То время, то общество ушли в прошлое безвозвратно. Церковь была "вытолкнута" из одного общества, а возвращается в другое. Возрождающаяся Церковь застала в 90-х гг. совсем иное общество, чем оно было несколько десятилетий или век назад, иную Россию и иной мир. Это уже не крестьянская неграмотная Россия - бывшая основной частью и массовой опорой православной Церкви. Ныне это урбанизированное индустриальное общество, и основная часть паствы сегодня - это горожане, в массе своей люди с высоким уровнем образования. А все прошлые наработки Церкви относительно организации приходской жизни касались главным образом села. И прошлое миссионерство было направлено в основном на сельское население, в том числе и на так называемое инородческое.
Новое общество - информационное общество. В эпоху глобальной информатизации уже нельзя жить замкнутым мирком, даже если этот "мирок" размером с империю. Всё, что делается в мире, в том числе и в религиозной сфере, получает отражение у нас. Всё, что делается у нас, немедленно становится известным в мире и получает там реакцию. И конфессиональное пространство России стало таким же прозрачным для распространения религиозной информации любого конфессионального содержания как извне, так и изнутри страны. И люди стали другими - и по уровню образования, и по уровню квалификации, и по мобильности, и главное, по уже усвоенному, хотя далеко и не полностью, демократическому опыту. Даже обратившись к религии в последние годы, показывая при социологических опросах высокий уровень доверия к Церкви как к общественному институту, они могут проявлять критическое, или, по крайней мере, скептическое отношение ко многим её действиям и инициативам.
Однако складывается впечатление, что ни Русская Православная Церковь, ни другие христианские конфессии в нашей стране ещё по-настоящему не поняли, что и мир, и Россия, и сами россияне изменились. Христианское богословское осмысление этой новой действительности и места в ней Церкви явно отстаёт от самой динамичной действительности. Не надо строить иллюзий. В том массовом обращении россиян к религии, пик которого пришёлся на 1992-94гг., заслуги нынешних служителей Церкви, собственно говоря, очень мало. Это не она своей проповедью и миссионерской деятельностью привела массы людей в храмы, а они сами пришли в поисках новой идентичности и новой системы мировоззрения и ценностей взамен утраченных - социалистических. "...>> Надо отметить ещё одну существенную черту современной религиозной ситуации в России - это фактическая исчерпанность резерва массового стихийного обращения к религии людей неверующих, какой имел место в начале и середине 90-х гг. По данным социологических исследований, нерелигиозная часть населения уже в течение нескольких лет. Начиная с 1996-97гг., сохраняет стабильные показатели на уровне 37-40%. Кто имел религиозные потребности и хотел прийти в храм, уже сделал свой выбор. Остальные сделали свой нерелигиозный выбор, и он в такой же мере защищён их конституционным правом на свободу совести. Это не значит, что Церковь не может осуществлять свою евангелизаторскую миссию в этой среде, но на массовый и лёгкий успех рассчитывать уже не приходится. Скорее, дальнейшее пополнение православных и иных религиозных общин будет происходить за счёт семейного воспитания и приобщения к вере детей и молодёжи.
Таким образом, Русская Православная Церковь должна сама понять и признать этот факт и, чтобы рассчитывать на успех в этих сложных, объективно существующих условиях, не пенять на происки соперников на духовной ниве, а смаой менять свой менталитет, иметь свою социальную доктрину, вырабатывать современный язык общения с изменившимся обществом.
"...>> Русская Православная Церковь пока сильно отстаёт и в богословском осмыслении, и в практическом (пастырском, миссионерском) освоении новых социальных реалий и места в них Церкви, в предложении обществу чётко разработанной позитивной программы духовного возрождения и выхода из затяжного кризиса. Пока такое позитивное утверждение Православия, его идеалов и достоинств на практике часто подменяется борьбой с другими конфессиями, ожесточённой полемикой с ними, желанием во чтобы то ни стало дискредитировать своих оппонентов-конкурентов. То есть позитивная идентификация православного христианина (чем его вера лучше других) подменяется идентификацией негативной (чем другие вероисповедания хуже). Из психологии известно, что негативная идентификация всегда ведёт к росту напряжённости и конфликтам. Между тем Православие в силу богатого нравственного содержания своего вероучения и в силу своих исторических заслуг перед российским обществом имеет все возможности для открытого диалога и достойной полемики с другими христианскими и нехристианскими конфессиями" (Журнал "Исторический Вестник" 2000, N9-10, с.202-204).

СТРОЕВ
Председатель Совета Федерации Федерального собрания Е.С.Строев сказал: "...наша задача - противостоять кликушеству и глумлению над нашей историей, укреплять духовные начала, корневую систему народа, тот нравственный потенциал, который вырабатывался и копился веками. УКРЕПЛЯЛСЯ ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРОЙ и питался соками родной земли" (Газета "Рабочая трибуна" 29.8.1997).

РЫЖКОВ ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ, депутат Государственной думы РФ, лидер депутатской фракции "Наш дом Россия": "Нам, гражданам России, ещё только предстоит учредить нацию, государство. Уже где-то высмеяли меня за это утверждение, но я повторяю: основы нашего общежития ещё не учреждены. У нас нет общих представлений о моральных и духовных ценностях, о прошлом, настоящем и будущем, о государственном устройстве, о экономической модели, о государственной границе, о судьбе Церкви, да в сущности о добре и зле" (Газета "Мир за неделю" N7, 9.10.-16.10.1999, с.8).

РЫЖКОВ НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ, депутат Государственной Думы РФ, председатель Совета Министров СССР (1985 - 1990 г.г.).
Статья "Конфронтация или диалог. Глобальные цивилизационные проблемы - основная угроза безопасности человечества в ХХ1 веке": "Православие является одной из важнейших философских основ русской цивилизации. Именно Православие, как державостроительная идея, способствовала консолидации разрозненных сил российского общества много столетий назад, становлению российской государственности. Идейный конфликт между католической и православной ветвями христианства, уходящий корнями на много столетий в историю, определил суть борьбы между Востоком и Западом. Противостояние католицизму и протестантизму было средством противоборства западной идейной экспансии, за которой стояла экспансия территориальная.
Я уже писал в своей книге "Возвращение в политику", что мы должны учитывать умонастроение собственного народа, его глубинные духовные истоки. Православие является национальной традицией русского народа, наиболее полно отвечающей его миросозерцанию.
Сегодня всё чаще можно слышать утверждения о том, что Православие как система ценностей не соответствует рыночной экономике. Идёт скрытая атака на Православие через настоящий крестовый поход западных миссионеров, через широкую экспансию псевдорелигиозных сект и культов. Речь идёт о попытке изменения всего нашего общества. В результате этой страшной операции на месте исторической России должно быть сконструировано государства с тем же названием, но с полностью изменённой психологией, где не будет места традиционным ценностям нашего общества".
"..." Российская цивилизация отличается от западноевропейской не только социально-экономической системой, но и фундаментальными культурно-нравственными основаниями и духовными ценностями. Разрушение экономики и государственности России станет необратимым только в том случае, если произойдёт распад российской культуры, утрата духовного содержания жизни общества. На это и рассчитан основной удар" ("Независимая газета" 28.9.1999, с.8).
Выступая на соборной встречи ВРНС "Россия: путь к спасению" руководитель депутатской группы Гос. Думы "Народовластие" Н.И. Рыжков сказал: "Я уверен, что наши главные проблемы не только в экономике. Материальные основы экономически худо-бедно сохранились и могут быть вновь запущены. ГЛАВНАЯ БЕДА - В ОТСУТСТВИИ НАЦИОНАЛЬНОГО ДУХА. Мы забыли о том, что мы русские "..." Никто не может меня упрекнуть в идеализме, я - инженер, всю жизнь занимался производственной экономикой, но сейчас я утверждаю, что никакая антикризисная программа не будет работать, если она не будет сопровождаться подъёмом национального духа" (Газета "Русь Державная" N10(54), с.4).

ЗЮГАНОВ ГЕННАДИЙ АНДРЕЕВИЧ, председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции в ГД
"Испокон века радостным приветствием - Христос воскресе - встречали наши предки сей светлый день. Этот ликующий праздник победы света над тьмой, добра над злом, праздник мира и любви, надежды и торжествующей радости есть настоящий праздник русского сердца доброжелательного и верного, милосердного и мужественного.
Именно эта доброжелательность позволила нашему великому народу из века в век мирно расширять границы своей державы, оставаясь надёжным другом и защитником всех наций и племён связавших с Россией свою историческую судьбу.
Именно эта верность родным святыням и исконным народным идеалам помогла нам пережить многие катаклизмы, бури и смуты отечественной истории, не раз грозившие Руси утерей её уникального духовного своеобразия.
Именно это бездонное народное милосердие не допустило русской соборной душе ожесточиться и озлобиться в тех безчисленных испытаниях и скорбях, что раз за разом выпадали на долю нашей многострадальной Отчизны.
Именно это соборное не броское мужество, расцветавшее в годы военного лихолетья дивным цветом массового народного героизма, многократно спасало независимость Отечества в битвах с иноземными захватчиками, зарившимися на его богатства и земли.
Всё это вместе позволяет и ныне надеяться, что Россия ещё воспрянет во всей своей былой мощи и духовной славе.
Но в тоже время мы должны честно признать: сегодня страна по-прежнему находится в глубоком кризисе. Враждебные силы пытаются ослабить Россию как путём внешнего влияния, так и изнутри. Усиленное влияние Запада извне и расширение внутренней духовной агрессии - в частности католической экспансии - есть звенья одной цепи.
В этих условиях все мы должны понять, что речь идёт о самом существовании российского государства, русского народа и Православной Церкви. Не подлежит сомнению, что одолеть обрушившуюся на Россию беду мы сможем только всем миром, только объединяя усилия всех здоровых сил, всех ответственных политиков и рядовых россиян, болеющих душой за своё истерзанное Отечество. Но такое объединение не мыслимо без активного участия верующих россиян, без веского авторитетного слова Православной Церкви. Поэтому нам, русским патриотам, особенно приятно, что в последнее время всё громче звучит голос Русской Православной Церкви, обличающей бездуховность т.н. "глобализации", бичующей вопиющую социальную несправедливость нынешнего российского жизнеустройства, печалующейся о тяжелейшей судьбе многих наших соотечественников, оказавшихся без средств к существованию, указывающей на недопустимость попрания человеческого достоинства и национального самосознания русского народа. Поэтому мне особенно приятно сегодня поздравить клириков и мирян Русской Православной Церкви, всех православных христиан "во Отечестве и рассеянии сущих". Я верю, что совместными усилиями мы непременно возродим Великую Россию с чистым и трепетным сердцем Святой Руси" (Цитата по газете "Русь Православная" 2002, N5-6, с.4).
viperson.ru

Персоны (27)

Показать все

Скрыть

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован